Практика Московского городского суда по уголовным делам

Адвокат по уголовным делам в Москве: (926) 204-95-95

Адвокат по уголовным делам
Адвокат по уголовным делам Терентьевский П.А.

Убийство из корыстных побуждений.

Московский городской суд в составе: председательствующего судьи Смолкиной Л.М.,
коллегии присяжных заседателей, при секретарях Колмычек С.И. и Зайцевой А.Б., с участием государственных обвинителей - старшего прокурора отдела государственных обвинителей уголовно-судебного управления прокуратуры города Москвы Карповой Г.В. и прокурора этого же отдела прокуратуры города Москвы Данилова А.Ю., потерпевших З-а и З-ч, представителей потерпевшего С-а - С-х,
подсудимого Г., защитника - адвоката, рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении Московского городского суда уголовное дело в отношении Г., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п.п. «а», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, установил:

Вердиктом присяжных заседателей от 07 февраля 2014 года подсудимый Г. признан виновным в следующем.
Г., состоявший с 1996 года в официально зарегистрированном браке в Р-ке Б. с ..., используя отсутствие в паспорте отметки о данном факте его гражданского состояния и скрыв указанное обстоятельство, в г. Москве заключил брак с С-й, проживавшей совместно со своей несовершеннолетней дочерью С-й, 1994 года рождения, в трёхкомнатной квартире, принадлежащей им по праву собственности и расположенной по адресу: г. Москва...

Г., проживая совместно с ними в данной квартире, примерно в начале 2010 года, чтобы завладеть принадлежавшими матери и дочери С-ым по праву собственности квартирой, рыночной стоимостью 9 750 000 рублей, и капитальным гаражным боксом № , расположенным на территории ГСК «» по адресу: г. Москва, рыночной стоимостью 650 000 рублей, решил лишить их жизни, полагая, что в случае их смерти в связи с отсутствием кроме него прямых наследников на их имущество, в том числе квартира и гаражный бокс, перейдут в его собственность.

Для реализации задуманного он разработал план. Чтобы ввести правоохранительные органы в заблуждение относительно обстоятельств безвестного исчезновения потерпевших и скрыть лишение им жизни матери и дочери С-х, Г. решил инсценировать их отъезд в г. Санкт-Петербург, для чего 19 июня 2010 года в 10 часов 14 минут по паспортам потерпевших, к которым имел свободный доступ, приобрел на их имена железнодорожные билеты на поезд № , отправлявшийся из г. Москвы в г. Санкт-Петербург, для сокрытия трупов заранее подыскал лесной массив, расположенный восточнее по адресу: Московская область

Осуществляя задуманное, Г. в ночь с 19 на 20 июня 2010 года, примерно с 00 часов до 7 часов, находясь в вышеуказанной квартире, напал на С-ну, обмотал ее шею заранее приготовленной синтетической лентой, концы которой развел в стороны, и удерживал в таком положении до тех пор, пока потерпевшая перестала подавать признаки жизни, причинив ей повреждения хрящей гортани: перелом левого верхнего рога щитовидного хряща в области верхней трети, перелом правого верхнего рога щитовидного хряща в области основания, трещины левой и правой пластинок перстневидного хряща, переломы передней и боковой части дуги перстневидного хряща, в результате чего от механической асфиксии или тяжелого шока от сдавления (удавления) шеи петлей на месте наступила её смерть.

Затем труп С-ой он перевёз на автомашине марки «», государственный регистрационный знак, и сокрыл его в заранее приготовленной яме, находящейся в лесном массиве, расположенном на расстоянии примерно восточнее от огражденной территории по адресу: Московская область, , и на расстоянии около южнее автодороги, ведущей к указанному населенному пункту, которую тщательно замаскировал.

В это же время он по не зависящим от него обстоятельствам не смог лишить жизни С-ну, поскольку она неожиданно для него не пришла ночевать домой, в связи с чем свои действия по лишению её жизни отложил на ближайший подходящий для этого момент.
Вместе с тем, реализуя задуманное, в октябре-ноябре 2010 года, он для сокрытия трупа С-ой заранее приготовил яму в лесном массиве, расположенном на расстоянии примерно восточнее от огражденной территории по адресу: Московская область, , и на расстоянии около южнее автодороги, ведущей к указанному населенному пункту.

Затем Г. в ночь с 13 на 14 января 2011 года, в период с 1 часа до 8 часов, находясь в вышеуказанной квартире по адресу: г. Москва, , напал на несовершеннолетнюю С-ну и нанес ей неустановленным твердым тупым предметом удары, причинив ей телесные повреждения в виде переломов остистых отростков 1-3 грудных позвонков на высоте 139 см от подошвенной поверхности стоп, очаговое кровоизлияние в мягких тканях спины проекции остистого отростка 1 грудного позвонка, кровоизлияния в зоне оболочек спинного мозга, относящиеся к тяжкому вреду здоровью по признаку опасности для жизни. Затем он обмотал её шею заранее приготовленной синтетической лентой, концы которой развёл в стороны, и удерживал в таком положении до тех пор, пока потерпевшая перестала подавать признаки жизни, в результате от механической асфиксии или тяжелого шока от сдавления (удавления) шеи петлей на месте наступила её смерть.

После этого Г. труп С-ой перевёз на автомашине марки «», государственный регистрационный знак , и сокрыл в заранее приготовленной примерно в октябре-ноябре 2010 года яме, находящейся в лесном массиве, расположенном на расстоянии примерно восточнее от огражденной территории по адресу: Московская область, , и на расстоянии около южнее автодороги, ведущей к указанному населенному пункту, которую тщательно замаскировал.

Чтобы никто не узнал о его действиях в отношении С-ых, ввести правоохранительные органы в заблуждение относительно обстоятельств исчезновения С-ой, Г. после сокрытия трупа последней вернулся в вышеуказанную квартиру, где, используя персональный компьютер несовершеннолетней потерпевшей, с ее электронного адреса направил на свой электронный адрес письмо от ее имени о якобы получении ею сведений о матери и выезде её к ней в г. Санкт-Петербург.

Затем Г., находясь по адресу: г. Москва, , и имея при себе два мобильных телефонных аппарата с разными телефонными номерами, с абонентского номера телефона от имени С-ой направил на свой абонентский номер телефона несколько смс-сообщений о якобы проявленном ею интересе о месте нахождении документов матери, а также содержащих просьбу о просмотре им якобы написанного ею электронного письма.
В продолжение своих действий Г. изготовил и направил почтой заявления от имени С-ой на свое имя и на имя Хорошевского межрайонного прокурора г. Москвы о прекращении поисков ее и дочери, об оставлении их имущества ему (Г.).

Однако, Г. довести задуманное по обращению права собственности на квартиру и гаражный бокс матери и дочери С. в свою пользу не смог по не зависящим от него обстоятельствам, так как брак между ним и С-ой решением Хорошевского районного суда г. Москвы от 29 апреля 2011 года был признан недействительным.
Не оставляя попытки обратить в свою собственность вышеуказанное имущество С-ых, Г. подал иск о признании его с К-н брака недействительным, в удовлетворении которого ему отказано решением суда Первомайского района г. Минска Республики Беларусь от 14 марта 2012 года.

Исходя из установленных обвинительным вердиктом обстоятельств уголовного дела, суд квалифицирует действия Г. в отношении потерпевших С-ых по п.п. «а», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, как убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, двум лицам, совершённое из корыстных побуждений.

О наличии у подсудимого умысла на убийство обеих потерпевших свидетельствуют все обстоятельства содеянного, в том числе способ лишения жизни С-х, применение им орудия убийства (синтетической ленты), характер и локализация телесных повреждений, причинённых им матери и дочери С-ых, поведение Г. до и после лишения жизни каждого из потерпевших.

При лишении жизни потерпевших Г., как установлено вердиктом присяжных заседателей, действовал согласно разработанному им плану. Для совершения преступления он заранее приготовил в обоих случаях орудие преступления - синтетическую ленту. С целью сокрытия трупов заранее подыскал лесной массив в районе Московской области, в котором заранее приготовил две ямы для захоронения трупов потерпевших.

Как установлено материалами уголовного дела Г. трупы обеих потерпевших закопал в землю без какой-либо одежды. Суд считает, что данные действия подсудимого обусловлены тем, чтобы трупы в земле без одежды быстрее подверглись процессу гниения.

Чтобы ввести правоохранительные органы в заблуждение относительно истинных обстоятельств исчезновения потерпевших, Г. приобретает на их имя железнодорожные билеты на поезд, отправляющийся в г. Санкт-Петербург, а после лишения жизни С-ой направляет якобы написанное последней письмо на свою электронную почту, а затем письма якобы написанные от имени С-ой в свой адрес и в адрес Хорошевского межрайонного прокурора г. Москвы, в которых последняя просит прекратить поиски её и дочери, а имущество оставляет Г.

Из вердикта присяжных заседателей следует, что именно в результате преступных действий Г. наступила смерть матери и несовершеннолетней дочери С-ых.
Между действиями Г. и наступлением смерти С-ых наличествует прямая причинная связь.
Подсудимый Г. умышленно причинил смерть двум лицам. Как признано доказанным вердиктом коллегии присяжных заседателей, он лишил жизни обеих потерпевших, чтобы завладеть принадлежавшими матери и дочери С-ым по праву собственности квартирой рыночной стоимостью 9 750 000 рублей и гаражным боксом рыночной стоимостью 650 000 рублей, то есть из корыстных побуждений.
29 апреля 2011 года решением Хорошевского районного суда г. Москвы брак между С-ой и Гончариком С. В. был признан недействительным в связи с тем, что последний состоял в зарегистрированном браке с гражданкой К-н.

Не оставляя попытки завладеть имуществом потерпевших, как установлено вердиктом присяжных заседателей, Г. обращается в суд с иском о признании его с К-н брака недействительным, однако решением суда Первомайского района Республики Беларусь от 14 марта 2012 года ему в удовлетворении данного иска отказано. Данные действия Г. свидетельствуют о корыстном мотиве его преступных действий в отношении обеих потерпевших С-х.

В соответствии с заключением стационарной комплексной психолого-психиатрической экспертизы Г. хроническим психическим заболеванием не страдал и не страдает в настоящее время. У него имеется смешанное расстройство личности, о чём свидетельствуют анамнестические данные и результаты клинического обследования о свойственных ему на протяжении жизни таких личностных особенностях, как эгоцентризм, эмоциональная неустойчивость, демонстративность, оппозиционность, вспыльчивость, раздражительность, склонность к аффективным реакциям в конфликтных ситуациях, нетерпимость к противодействию, стремление любым путем добиться желаемого без достаточного учета социальных норм и интересов окружающих, склонность к внешне обвиняющим формам реагирования, доминированию в межличностном общении, ориентация на собственные потребности с игнорированием позиции окружающих, однако, указанные особенности психики Г. выражены не столь значительно, не сопровождаются какой-либо психотической симптоматикой, болезненными нарушениями мышления, памяти, интеллекта, критических способностей. Он в полной мере мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В применении принудительных мер медицинского характера не нуждается.

Высказывания Г. в ходе досудебного производства об обманах восприятия, а также особенности его поведения при экспертном исследовании, выразившиеся в демонстрации собственной интеллектуальной несостоятельности, нелепы, нарочиты, противоречивы, не укладываются в клиническую картину какого-либо психического заболевания. Не отражаются на его дифференцированном поведении и потому их следует расценивать как симулятивные.

В настоящее время Г. может правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела и давать показания, понимать характер и значение уголовного судопроизводства и своего процессуального положения (т.21 л.д.139-146).
Данная экспертиза проведена комиссией компетентных специалистов, незаинтересованных в исходе дела, в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона. Процессуальных нарушений при назначении и проведении данной экспертизы в отношении Г. не установлено.

Оснований сомневаться в объективности и обоснованности выводов экспертов не имеется. Они подтверждаются сведениями о личности подсудимого и другими материалами уголовного дела. Подсудимый Г. хорошо ориентируется в судебной ситуации. Он на учёте в психоневрологическом диспансере не состоит (т.29 л.д.233).
Поведение Г. в ходе предварительного и судебного следствия не вызывает никаких сомнений в его психической полноценности.
В связи с изложенным суд признает Г. вменяемым и, следовательно, подлежащим уголовной ответственности за содеянное.

При назначении Г. наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности преступления, конкретные обстоятельства его совершения, данные о личности подсудимого, в том числе смягчающее наказание обстоятельство, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.
Г. на учете в психиатрической и наркологической больницах не состоит.
Г. в г. Москве фактически проживал по месту жительства потерпевших С-х, по адресу: г. Москва,

Из показаний свидетеля Г-ка Д.С. установлено, что Г. в г. Москве друзей не имел, ни с кем не общался и не поддерживал отношений (т.28 л.д.224).
Свидетели К-ва и Б-ва, проживающие в доме потерпевших С-х, охарактеризовали Г. как скрытного человека, с безразличным отношением к окружающим, а К-ва, кроме того, как жестокого.

Свидетель К-ва- старшая по дому г. Москвы, в суде показала об известном ей случае применения Г. физической силы к несовершеннолетней С-ой, которая после этого прибегала к ним. Прибежавшая за дочерью С-на подтвердила данный факт насилия Г. в отношении ребёнка.

По месту содержания Г. поощрений не имеет. Один раз привлекался к дисциплинарной ответственности за невыполнение законных требований сотрудников администрации учреждения. По характеру коммуникабельный, если чувствует необходимость, то умеет легко устанавливать контакт, даже с малознакомыми людьми. В конфликтных ситуациях стремится убедить, подавить собеседника. Он целеустремлён, умеет аргументировать свою точку зрения. На мероприятия воспитательного характера реагирует в основном правильно, но не всегда делает соответствующие выводы (т.29 л.д.431).

По месту содержания Г. поощрений и взысканий не имеет. Взаимоотношения с сокамерниками строит правильные, в конфликты не вступает. В беседе с администрацией учреждения малообщительный, скрытный. На мероприятия воспитательного характера реагирует не всегда правильно.
Как следует из медицинской карты Г., он имеет ряд заболеваний.

Обстоятельством, смягчающим наказание, в соответствии с п. «и» ч. 1 ст.61 УК РФ, суд признаёт явку Г. с повинной.

Судом установлено, что 13 января 2012 года Г. в присутствии защитника Ломжина заявил о лишении им жизни обеих потерпевших С-ых, при этом указал на способ и механизм лишения их жизни, назвал орудие убийства - синтетическую ленту, с помощью которой удушил жертвы, пояснил, что трупы сокрыл в лесных массивах Московской области.

На момент принятия данного заявления Г. труп С-ой обнаружен не был и следствие не располагало данными о способе лишения её жизни и орудии преступления. Лишь 14 мая 2012 года в лесном массиве в Московской области было обнаружено захоронение С-ой и после экспертного исследования трупа последней установлена причина её смерти.

При таких обстоятельствах явка с повинной Г. действительно является таковой, несмотря на дальнейший его отказ от неё.
Обстоятельств, отягчающих наказание Г., судом не установлено.
В этой связи суд при назначении наказания руководствуется правилами ч. 3 ст.62 УК РФ, лишающими возможности назначить подсудимому Г. наказание в виде пожизненного лишения свободы.

Несмотря на приведённые данные о личности подсудимого и отсутствие предусмотренных законом обстоятельств, отягчающих наказание, учитывая характер и степень общественной опасности содеянного, положения статей 6 и 7 УК РФ, а также влияние назначенного наказания на исправление осуждённого и на условия жизни его семьи, суд приходит к выводу о том, что исправление и перевоспитание подсудимого Г. возможны только в условиях длительной его изоляции от общества и назначает ему наказание в виде лишения свободы без ограничения свободы.
В соответствии с ч. 6 ст.53 УК РФ ограничение свободы не назначается иностранным гражданам, каковым и является подсудимый Г., что подтверждается ксерокопией его паспорта (т.29 л.д.228).

Принимая во внимание конкретные обстоятельства дела, при которых подсудимым лишены жизни обе потерпевшие, данные о личности Г. и то, что он осуждается за совершение особо тяжкого преступления, посягающего на жизнь, что свидетельствует о высокой степени общественной опасности содеянного им и характеризует его как лицо со стойкими антиобщественными установками, представляющее исключительную опасность для общества, в целях его исправления и восстановления социальной справедливости, нарушенной в результате совершения им преступления, суд назначает Г. в соответствии с ч. 2 ст. 58 УК РФ часть срока наказания в тюрьме с зачетом в этот срок времени его содержания под стражей до вступления приговора в законную силу, а оставшейся части наказания в исправительной колонии строгого режима.

С учётом изложенного суд приходит к выводу о том, что оснований для применения к Г. положений, предусмотренных ст.ст. 64, 73 УК РФ, а также для изменения категории преступления на основании ч. 6 ст.15 УК РФ на менее тяжкую, не имеется.

С учётом характера и тяжести совершённого Г. преступления, существования опасности того, что он, являясь иностранным гражданином, может скрыться от суда и воспрепятствовать производству по делу в суде апелляционной инстанции, а также для обеспечения исполнения приговора к реальному лишению свободы, суд считает необходимым оставить избранную в отношении него меру пресечения в виде заключения под стражу без изменения до вступления приговора в законную силу. Время, в течение которого он находился под стражей до постановления приговора, а именно с 13 января 2012 года по 18 февраля 2014 года, необходимо зачесть ему в срок отбытия наказания.
При решении вопроса о судьбе вещественных доказательств суд руководствуется положениями ст. 81 УПК РФ.

На основании изложенного и, руководствуясь ст.ст. 302, 348, 350-351 УПК РФ, суд приговорил:

Признать Г. виновным в совершении преступления, предусмотренного п.п. «а», «з» ч. 2 ст.105 УК РФ, и назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на 20 (двадцать) лет с отбыванием первых десяти лет в тюрьме, а оставшейся части наказания в исправительной колонии строгого режима.

Зачесть время содержания Г. под стражей с 13 января 2012 года до вступления приговора в законную силу в срок отбывания им наказания в тюрьме.

Меру пресечения осужденному Г. в виде заключения под стражу оставить без изменения до вступления приговора в законную силу.

Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в Верховный Суд Российской Федерации в течение десяти суток со дня его провозглаше­ния, а осужденным Г. в тот же срок со дня вручения ему копии приговора.

В случае подачи апелляционного представления и апелляционных жалоб, осужденный Г. вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции в течение 10 суток со дня вручения ему копии приговора и в тот же срок со дня вручения ему апелляционного представления или апелляционных жалоб, затрагивающих его интересы.

Убийство с целью скрыть другое преступление;

Убийство из хулиганских побуждений;

Убийство в квартире;

Убийство из корыстных побуждений;

Убийство из ревности;

Убийство с особой жестокостью;

Убийство в ходе семейной ссоры;

Убийство на почве личных неприязненных отношений;

Покушение на убийство из личной неприязни;

Убийство и кража с проникновением в жилище;

Убийство сопряжённое с разбоем;

Убийство на почве личных неприязненных отношений;

Убийство на почве ревности;

Убийство и тяжкий вред здоровью, повлекший по неосторожности смерть;

Практика районных судов Москвы по хищениям;

Практика районных судов Москвы по уголовным делам;

Уголовные дела;

Мировые суды Москвы;