Практика Московского городского суда по уголовным делам

Адвокат по уголовным делам в Москве: (926) 204-95-95

Адвокат по уголовным делам
Адвокат по уголовным делам Терентьевский П.А.

Контрабанда и приготовление к сбыту наркотических средств.

Московский городской суд
в составе председательствующего - судьи М.,
при секретаре С., с участием:
государственного обвинителя - прокурора отдела прокуратуры г. Москвы Д-ва А.Ю.,
подсудимого Ж. и его защитника-адвоката Г.,
подсудимого М. и его защитника-адвоката Д.,
подсудимого К. Д.В. и его защитника-адвоката Д.,
рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело в отношении

Ж. М-на Ю-ча, ***********,
обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 4 ст. 229-1 УК РФ - контрабанда наркотических средств организованной группой и ч. 1 ст. 30 п. «а», «г» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ - приготовление к незаконному сбыту наркотических средств, в крупном размере, организованной группой,

М-ева А-ия А-ча, **************,
обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 4 ст. 229-1 УК РФ - контрабанда наркотических средств организованной группой и ч. 1 ст. 30 п. «а», «г» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ - приготовление к незаконному сбыту наркотических средств, в крупном размере, организованной группой,

К. Д-ия В-ча, ***********,
обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 4 ст. 229-1 УК РФ- контрабанда наркотических средств организованной группой и ч. 1 ст. 30 п. «а», «г» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ - приготовление к незаконному сбыту наркотических средств, в крупном размере, организованной группой,

установил:

Ж-в М.Ю., М-ев А.А. и К. Д.В. совершили контрабанду, то есть незаконное перемещение через таможенную границу Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС наркотических средств, организованной группой, в отношении наркотических средств в крупном размере.
Они же, Ж-в М.Ю., М-ев А.А. и К. Д.В. совершили приготовление к незаконному сбыту наркотических средств, в крупном размере, организованной группой.

Преступления были совершены при следующих обстоятельствах.

Ж-в, М-ев и К., во исполнение преступного умысла направленного на незаконное распространение на территории Российской Федерации наркотических средств в крупном размере, руководствуясь корыстным мотивом и целью наживы, в период времени не позднее ноября 2012 года, вступили в организованную преступную группу, возглавляемую неустановленным лицом. Данная группа отличалась устойчивостью, детальным планированием совершаемых преступных действий, четким распределением ролей и обязанностей членов группы, и единой целью. Основным направлением деятельности организованной группы являлась контрабанда наркотических средств на территорию России из Украины и их незаконный сбыт на территории России, с целью получения финансовой выгоды. В состав организованной группы вошли: неустановленное лицо - как руководитель, организатор и исполнитель преступлений; Ж-в, М-ев, К. и иные неустановленные лица, как исполнители преступлений.

Согласно распределению ролей в организованной преступной группе, неустановленное лицо руководило действиями членов преступной группы, организовывало приобретение наркотического средства - марихуана на территории Украины, контрабанду и сбыт наркотического средства на территории России, а также лично участвовало в совершаемых группой преступлениях. М-ев и К., действуя по указанию руководителя и организатора преступной группы, выполняли функции курьеров при осуществлении незаконного оборота наркотического средства - марихуана, в частности, непосредственно осуществляли его транспортировку из Украины на территорию России путем контрабанды.

В функции Ж., также действовавшего по указанию руководителя и организатора преступной группы, входило получение от курьеров М-ева и К. на территории России контрабандной поставки наркотического средства из Украины, а также организация дальнейшего незаконного хранения и сбыта наркотического средства на территории России. При этом все участники, осознавая цели создания организованной группы, суть и противоправный характер ее деятельности, согласились с отведенными им ролями и функциями при совершении преступлений.
С целью конспирации своих преступных целей и исключения утечки информации о совершаемых ими преступлениях, соучастники преступной деятельности использовали для общения между собой средства мобильной связи.

Во исполнение общего преступного умысла, неустановленное лицо, в период до 17 часов 33 минут 23 ноября 2012 года, являясь организатором и руководителем преступной группы, распределив между ее членами преступные роли, разработало план совершения преступлений и приняло меры к его реализацию.

Так неустановленное лицо, являвшееся организатором и руководителем преступной группы, реализуя общий преступный умысел, направленный на контрабанду и последующий сбыт наркотического средства марихуана на территории России, в период до 17 часов 33 минут 23 ноября 2012 года, при неустановленных обстоятельствах, незаконно приобрело на территории Украины вещество растительного происхождения зеленого цвета, упакованное в три полимерных пакета, расфасованное по 474,2 г., 476,2 г. и 919,1 г., являющееся наркотическим средством - марихуана, общей массой - 1869,5 грамма, которое, в период до 17 часов 33 минут 23 ноября 2012 года, при неустановленных обстоятельствах, находясь на территории Украины, передало М-еву и К.у, с целью его транспортировки контрабандным путем в г. Москву и последующей передачи соучастнику преступной деятельности на территории России - Ж-ву для организации его незаконного сбыта на территории России.

При этом неустановленное лицо являвшееся руководителем и организатором преступной группы, сообщило М-еву и К-ву номер контактного телефона Ж. для связи с последним после их (М-ева и К.) прибытия с наркотическим средством на территорию России, а также проинструктировало их и дало указание о необходимости осуществления встречи с Ж-вым после их прибытия в Россию и передачи ввезенного ими контрабандным путем наркотического средства Ж-ву, для организации последующего сбыта.

Кроме того, в период до 17 часов 33 минут 23 ноября 2012 года неустановленное лицо, являвшееся организатором и руководителем преступной группы в телефонном разговоре с Ж-вым сообщило о контрабандной поставке указанного наркотического средства из Украины в Россию, необходимости организации им (Ж-вым) встречи курьеров с наркотическим средством и получения от них данного наркотического средства с целью его последующего распространения на территории Московского региона Российской Федерации, о чем дало ему соответствующие указания, сообщив дату прибытия курьеров: М-ева и К. с наркотическим средством на территорию Российской Федерации. Ж-в, действуя согласно распределению ролей в преступной группе, дал согласие на исполнение указаний руководителя преступной группы.

Во исполнение задуманного, преследуя общие преступные цели, М-ев и К., действуя согласно распределению ролей, получив от неустановленного лица, являвшегося организатором и руководителем преступной группы вышеуказанное наркотическое средство - марихуана, общей массой 1869,5 грамма, упакованное в три полимерных пакета, и соответствующие устные инструкции, в целях конспирации и тайного перемещения через таможенную границу Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС, поместили их за пассажирским сиденьем автомашины марки ВАЗ-21110, государственный номерной знак ****, с целью дальнейшего незаконного сбыта.

Действуя согласно отведенной в преступной группе роли и плана совершения преступлений, а также в интересах всех членов преступной группы М-ев и К., незаконно, с целью сбыта, тайно храня за пассажирским сиденьем в автомашине марки ВАЗ-21110, государственный номерной знак *** вышеуказанное наркотическое средство, 23 ноября 2012 года прибыли в пункт пропуска «Ровеньки», расположенный по адресу: *****, где, пройдя таможенную и пограничную зоны данного пункта пропуска «****», пересекли в 17 часов 33 минуты 23 ноября 2012 года пограничный контроль и въехали на территорию Российской Федерации, совершив, таким образом, в нарушение требований ст.ст. 152, 188, 189, 354-357 Таможенного кодекса Таможенного союза и требований Постановления Правительства Российской Федерации «О порядке ввоза в Российскую Федерацию и вывоза из Российской Федерации наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров» от 21 марта 2011 года № 181, контрабанду наркотических средств в крупном размере.

В свою очередь Ж-в, действуя согласно плану совершения преступления и в рамках отведенной ему роли, реализуя общий преступный умысел, направленный на контрабанду наркотических средств и их последующий сбыт, получив при вышеуказанных обстоятельствах от организатора и руководителя преступной группы инструкции и указания, ожидал 26 ноября 2012 года на складе, расположенном по адресу: *****, где он (Ж-в) фактически работал в качестве грузчика, соучастников преступной деятельности: М-ева и К. с целью получения от них указанного наркотического средства.
Прибыв в Московский регион, К. и М-ев связались посредством мобильной связи с Ж-вым, и договорились о том, что 26 ноября 2012 года приедут для встречи с ним, с целью передачи ему вышеуказанного наркотического средства по адресу: ****. 26 ноября 2012 года примерно в 9 часов 45 минут К. и М-ев прибыли по вышеуказанному адресу и были задержаны совместно с Ж-вым сотрудниками полиции в ходе проведения оперативно-розыскного мероприятия «Наблюдение», а вышеуказанное наркотическое средство было обнаружено и изъято сотрудниками полиции в ходе обследования транспортного средства - автомашины марки ВАЗ-21110, государственный номерной знак ***, проведенного по адресу: **** в период времени с 14 часов 00 минут по 15 часов 00 минут.

Допрошенные в судебном заседании подсудимые свою вину в совершении вышеуказанных преступлений не признали.

Подсудимый Ж-в в судебном заседании показал, что в течение нескольких лет работал в ООО «****». В 2012 году он неофициально работал в данной организации. Склад и офис указанного юридического лица располагаются по адресу: ****. Директором данной организации был Д-ов В-ав, который проживает на Украине. Он (Ж-в) видел Д-ова примерно 1 раз в 2-3 месяца, когда последний приезжал в Россию. М-ева и К. он знал, так как они привозили автозапчасти на указанный склад примерно 1 раз в 2 месяца. В его (Ж.) обязанности входили погрузка и выгрузка товара. Кроме того, по устной договоренности он был материально ответственным лицом, ключи от склада организации находились у него. Когда автомашина с товаром приезжала в Москву, Д-ов звонил ему (Ж-ву) и сообщал об этом.

За время его работы в указанной организации дважды имели место случаи, когда помимо запчастей курьеры привозили коробки, содержимое которых было ему неизвестно (данные коробки Д-ов иногда называл паллетами). При этом Д-ов по телефону предупреждал его, что эти коробки нужно будет передать лицу, которое за ними придет. В обоих случаях данные коробки забирал мужчина по имени Р-д.
26 ноября 2012 года примерно в 6-7 часов ему звонил К. и спрашивал, можно ли приехать и выгрузить запчасти. Примерно в 9 часов он (Ж-в) находился в офисе по вышеуказанному адресу, когда к нему подошел сотрудник полиции и попросил пройти сначала на склад, а оттуда на улицу, где уже находились М-ев и К.. Сотрудник полиции спросил у него, что находится в машине, на которой приехали М-ев и К., он ответил, что там запчасти. Затем они проследовали в здание УФСКН России. Досмотр автомашины, на которой приехали М-ев и К., происходил уже на следующий день.

Из оглашенных в связи с существенными противоречиями показаний Ж., которые он давал в период предварительного расследования при допросе в качестве подозреваемого, в присутствии адвоката, следует, в частности, что номер мобильного телефона Д-ова был сохранен у него в телефоне как «***». Осенью 2011 года Д-ов позвонил ему на мобильный телефон и сказал, что вместе с запчастями направит две коробки; данные коробки заберет человек, который скажет, что он от В-ава. Примерно через два дня из Украины прибыл груз с запчастями, с которыми были две маленькие коробки. Данные коробки он (Ж-в) не вскрывал, положил на складе. На следующий день данные коробки забрал мужчина, который представился Р-дом и сообщил, что он от В-ава. Аналогичным образом Д-ов предупреждал его о том, что с запчастями направит коробку, весной 2012 года. Данную коробку также забирал Р-д. При этом Р-д в его присутствии вскрывал данную коробку, и он (Ж-в) увидел, что в коробке марихуана. О том, что это марихуана, он догадался, так как служил в пограничной службе в Таджикистане, и данная служба занималась поимкой людей, которые переправляли через границу марихуану. Он (Ж-в) звонил Д-ову и говорил, что такие действия уголовно наказуемы, однако в ноябре 2012 года Д-ов также позвонил ему и предупредил, что с запчастями будет коробка, которую нужно передать Р-ду. Он (Ж-в) понял, что речь идет о наркотиках, однако никаких претензий Д-ову не предъявлял, так как боялся потерять работу (т.1, л.д. 216-222).

Согласно показаниям в судебном заседании подсудимого М-ева он неофициально занимается грузоперевозками, в частности, перевозит запчасти, работает в паре с К.ым. С последним он знаком примерно 10 лет, К. фактически проживает в г. Мелитополь с ним (М-евым) по соседству. С Д-овым В-авом он (М-ев) познакомился в 2012 году. По договоренности с Д-овым он и К. примерно 5 раз возили в Москву из Украины запчасти. Каждый раз они их привозили по одному и тому же адресу, прием и выгрузку товара во всех случаях осуществлял Ж-в, которого они знали как М-а.

Относительно поездки в ноябре 2012 года М-ев пояснил, что загрузкой автомашины ВАЗ занимался он лично, наркотики не видел. Изначально они выехали из Украины на двух машинах, он (М-ев) пересел в автомашину ВАЗ, где впоследствии был обнаружен наркотик, лишь после пересечения границы РФ, а до этого следовал в автомашине «***» совместно с их знакомым В-ем О-ы. В Москву они приехали в пятницу вечером, когда склад был уже закрыт.

В субботу он обнаружил за передним пассажирским сиденьем сверток Вскрыв его, он обнаружил пакеты с марихуаной. То, что это именно марихуана он понял, так как иногда ее употреблял. Он сообщил об обнаружении наркотического средства К.у. В правоохранительные органы он не обращался, Д-ову за разъяснениями не звонил. Он употребил (путем курения) немного марихуаны из указанных пакетов. То обстоятельство, что он не сообщил никому, кроме К., о находке и не избавился от наркотика, объясняет тем, что хотел посмотреть на человека, который придет получать наркотик. В понедельник 26 ноября 2012 года они приехали на склад, где их должен был ждать Ж-в, однако уже у ворот склада были задержаны сотрудниками полиции. Досмотр их автомашины, когда было изъято наркотическое средство, происходил в день задержания.

Из оглашенных в связи с существенными противоречиями показаний М-ева, которые он давал в период предварительного расследования при допросе в качестве подозреваемого, в присутствии адвоката, следует, в частности, что при досмотре автомашины сотрудниками полиции 26.11.2012 года он (М-ев) пояснил, что изъятое в машине наркотическое средство предназначалось для М-та (Ж.).

Подсудимый К. также пояснил, что неофициально занимается грузоперевозками, работает с М-евым, с Д-овым познакомился в 2012 году, перевозил с М-евым запчасти из Украины в Россию по договоренности с Д-овым.
Отвечая на вопросы относительно перевозки запчастей и наркотического средства в ноябре 2012 года, К. показал, что загрузкой запчастей на Украине занимался М-ев. Он (К.) управлял автомашиной ВАЗ (в которой в дальнейшем был обнаружен наркотик) в том числе и при пересечении государственной границы РФ. При этом происходил таможенный досмотр, никаких претензий со стороны сотрудников таможенных органов не было.

В пятницу вечером они приехали в Москву, он созвонился с Ж-вым, однако последний сказал, что склад уже закрыт и нужно подождать до понедельника. В субботу он узнал от М-ева о том, что в машине находится марихуана. Он (К.) сказал, что пусть все остается так, как есть, в правоохранительные органы не обращался, наркотик не выбрасывал, Д-ову не звонил. Более того, он понял, что марихуана принадлежит Д-ову. Он (К.) как и М-ев, употребил часть вышеуказанного наркотического средства.
26 ноября 2012 года он с М-евым приехал на вышеуказанной автомашине, в которой, кроме запчастей находилось наркотическое средство, к складу, где их должен был встретить Ж-в, однако у ворот они были задержаны сотрудниками полиции.
Кроме того, К. пояснил, что после задержания он звонил Д-ову из следственного изолятора и предупреждал его об их задержании и о том, что ему (Д-ову) и ряду иных лиц нельзя въезжать на территорию РФ, так как они могут быть задержаны.

Вина подсудимых в совершении вышеуказанных преступлений подтверждается следующими доказательствами.

Допрошенный в ходе судебного заседания свидетель С-ин Д.Ю. пояснил, что работает ******. В данное подразделение поступила информация относительно организованной преступной группы, в которую входят лица по имени М-т (Ж-в), А-ий (М-ев), Д-ий (К.) и В-ав. Данные лица планируют осуществить поставку крупной партии марихуаны в Московский регион из Украины. Отправителем наркотика является В-ав, перевозить его должны будут А-ий и Д-ий, а получать для дальнейшей реализации М-т. Была известна дата поставки - 26.11.2012 года, марка и номер автомашины, место получения - ***. В связи с данной информацией сотрудниками полиции было проведено оперативно-розыскное мероприятие «Наблюдение», в ходе которого примерно в 9 часов 30 минут по вышеуказанному адресу была замечена автомашина, в которой находились М-ев и К..

Указанные лица были задержаны. После этого данная машина под контролем сотрудников полиции проследовала на территорию промзоны, где находился склад, на котором работал Ж-в, но непосредственно к данному складу не подъезжала. При задержании К. и М-ев признались, что в машине находится марихуана. Также был задержан Ж-в. Все задержанные были досмотрены в присутствии понятых, у них были изъяты мобильные телефоны с сим-картами, а также смывы и срезы с рук. Кроме того, в этот же день на территории здания УФСКН в присутствии понятых была досмотрена автомашина, на которой передвигались М-ев и К.. В автомашине за передним пассажирским сиденьем были обнаружены пакеты с марихуаной.

Допрошенный в ходе судебного заседания свидетель Ю-ов Ю.М. **** дал показания аналогичные, в целом, показаниям свидетеля С-на.

Из оглашенных с согласия сторон показаний свидетеля А-ва А.А. ***, данных им при допросе в период предварительного расследования, усматривается, что данный свидетель дал показания, аналогичные, в целом, показаниям свидетелей С-на и Ю-ва. При этом согласно показаниям А-ва при задержании М-ев и К. пояснили, что в их автомашине находятся запчасти и марихуана, все это предназначалось для М-та (Ж.). Кроме того, при обследовании указанного транспортного средства, помимо трех свертков с веществом растительного происхождения были изъяты отрезки дактопленки со следами пальцев рук и папка с документами. М-ев при проведении обследования пояснил, что вышеуказанное вещество является марихуаной, которая предназначалась для М-та (т.2, л.д. 216-223).

Согласно оглашенным с согласия сторон показаниям свидетелей К. В.С. и М-ва Д.Ю. указанные лица принимали участие в качестве представителей общественности при проведении оперативно-розыскных мероприятий. В их присутствии 26.11.2012 года с 14 до 15 часов на территории УФСКН России по г. Москве по адресу: было проведено обследование транспортного средства - автомашины марки ВАЗ-21110, государственный регистрационный знак ***. При обследовании принимали участие К., М-ев, специалист ****, кинолог с собакой и оперативный сотрудник. Перед началом обследования представителям общественности и участвующим лицам сотрудником полиции были разъяснены права и обязанности удостоверить факт производства, содержание, ход и результаты изъятия. При проведении обследования транспортного средства специалистом применялось техническое средство - фотоаппарат.

Непосредственно перед производством обследования сотрудником полиции К.у и М-еву были разъяснены положения ст. 51 Конституции РФ и им было предложено выдать имущество, деньги и иные ценности, полученные в результате преступных действий, либо нажитые преступным путем, наркотические средства, психотропные, сильнодействующие, ядовитые вещества, оружие, иные материалы и предметы, свободный оборот которых на территории РФ запрещен. К. заявил, что ст. 51 Конституции РФ ему разъяснена и понятна, русским языком владеет свободно, по поводу запрещенных веществ К. ничего не пояснил. М-ев заявил, что ст. 51 Конституции РФ ему разъяснена и понятна, по поводу запрещенных веществ пояснил, что за пассажирским сиденьем находятся три свертка с растительным веществом - марихуана.

В результате обследования транспортного средства сотрудником полиции за пассажирским сиденьем осматриваемого автомобиля были обнаружены и изъяты три свертка с веществом растительного происхождения внутри, которые были упакованы в полимерный пакет, горловина, которого была перевязана нитью, концы которой были опечатаны бумажной биркой с оттиском круглой печати: «****» и снабжена пояснительной надписью с подписями всех участвующих лиц.

Также из автомашины была изъята черная папка с документами внутри. После этого К. пояснил, что папка с документами принадлежит ему, о происхождении свертков ничего не пояснил. М-ев пояснил, что изъятые наркотики предназначаются для гражданина по имени М-т. По данному поводу сотрудником полиции был составлен соответствующий акт, в котором все участвующие лица расписались, заявлений ни от кого не поступило.

Кроме того, согласно показаниям К. и М-ва после обследования транспортного средства, в их присутствии, в служебном помещении ****, расположенном по адресу: *** были проведены личные досмотры К., М-ева и Ж.. При проведении досмотров участвующим лицам также разъяснялись их права и обязанности, а также вышеуказанные положения закона. У К. были изъяты, в частности, мобильный телефон «Самсунг» и 4 сим-карты, у М-ева мобильный телефон «Самсунг» с сим-картой, у Ж. мобильный телефон «Fly» с двумя сим-картами и мобильный телефон «Филипс» с двумя сим-картами. При этом все досматриваемые пояснили, что русским языком владеют и в услугах переводчика не нуждаются (т.2, л.д. 202-208 и 209-215).

Кроме того, вина Ж., М-ева и К. подтверждается следующими письменными материалами, исследованными в ходе судебного заседания.

Согласно рапорту оперуполномоченного С-на от 26.11.2012 года в ****поступила оперативная информация в отношении организованной группы. Согласно поступившей информации, неустановленные граждане по имени М-т, А-ий, Д-ий и В-ав, которые являются членами указанной организованной группы, планируют осуществить поставку крупной партии наркотического средства - марихуана в Московский регион. Также известно, что наркотики будут перевозиться в автомашине ВАЗ-21110, государственный номерной знак ***, которая для конспирации будет загружена запасными частями. Разгрузка перевозимого груза должна происходить на складе, расположенном по адресу:. Наркотическое средство - марихуана на данной автомашине, должны будут доставить по вышеуказанному адресу 26 ноября 2012 года А-ий и Д-ий, а получить для дальнейшей реализации гражданин по имени М-т. Отправителем с территории Украины является гражданин по имени В-ав. С целью проверки имеющейся оперативной информации, необходимо провести оперативно-розыскной мероприятие «Наблюдение» по вышеуказанному адресу (т. 1, л.д. 161).

Согласно справке оперуполномоченного С-на в период времени с 4 часов 00 минут 26 ноября 2012 года осуществлялось проведение оперативно-розыскного мероприятия «Наблюдение» по адресу: *** и прилегающей к нему территории. Примерно в 9 часов 30 минут по вышеуказанному адресу была замечена автомашина марки ВАЗ-21110, государственный номерной знак ***, которая припарковалась у проходных ворот. Сотрудниками полиции было принято решение о задержании находящихся в автомашине лиц. Задержанными оказались: М-ев ****, находящийся за рулем автомашины и К. ***, при этом М-ев А.А. и К. Д.В. пояснили, что в автомашине находятся запасные части и марихуана, всё предназначалось для М-та. На территории склада был задержан Ж-в ****, К. Д.В. и М-ев А.А. указали на Ж. М.Ю., как на того самого М-та, который должен был забрать запасные части и марихуану (т. 1, л.д. 162).

Из рапорта указанного сотрудника от 27 июня 2013 года следует, что Ж-в, М-ев и К. совершили контрабанду наркотических средств, а именно: К. и М-ев А.А. действуя согласно распределению ролей и плану совершения преступления, с целью сбыта совместно с Ж-вым наркотического средства, 23 ноября 2012 года в 17 часов 33 минуты в пункте пропуска «***», расположенному по адресу: ****, на автомашине марки ВАЗ-21110, государственный номерной знак *** с сокрытием в ней наркотического средства - марихуана, въехали на территорию Российской Федерации (т.1, л.д. 156).

Согласно акту обследования транспортного средства от 26 ноября 2012 года по адресу: ***, была обследована автомашина марки «ВАЗ-21110», государственный номерной знак ***, которой пользовался на основании доверенности М-ев. В автомашине были обнаружены и изъяты три свертка из многослойного полимера коричневого цвета с веществом растительного происхождения внутри, за пассажирским сиденьем, а также папка черного цвета с документами. Три свертка из многослойного полимера коричневого цвета с веществом растительного происхождения были упакованы в полимерный пакет, который был опечатан и скреплен подписями всех присутствующих. Папка с документами не упаковывалась, а была приобщена к акту. По поводу изъятого К. пояснил, что папка с документами принадлежит ему, о происхождении свертков ничего не пояснил. По поводу изъятого М-ев пояснил, что изъятые наркотики предназначаются для гражданина по имени М-т (т.1, л.д. 163-168).

Как следует из актов досмотра и изъятия от 26.11.2012 года, в служебном помещении по адресу: ***были досмотрены К., М-ев и Ж-в.
У К. были обнаружены и изъяты мобильный телефон марки «Самсунг» с четырьмя сим-картами, у М-ева - мобильный телефон марки «Самсунг» с сим-картой оператора сотовой связи «КИЕВСТАР»; у Ж. - мобильный телефон марки «Fly» с двумя сим-картами, а также мобильный телефон марки «PHILIPS» двумя с сим-картами. Изъятые мобильные телефоны с сим-картами были упакованы в бумажные конверты, которые были опечатаны и скреплены подписями присутствующих. Также у К. и М-ева изъяты миграционные карты. Все досматриваемые подтвердили, что изъятые предметы принадлежат им (т.1, л.д. 169-171, 174-177, 181-184).

Согласно акту изъятия образцов для сравнительного исследования от 26 ноября 2012 года у М-ева были получены срезы ногтевых пластин пальцев рук (т. 1 л.д. 179-180).

Из заключения эксперта № *** от 10 декабря 2012 года следует, что на поверхностях представленных на экспертизу фрагментов ногтевых пластин пальцев рук М-ева, обнаружены следы наркотического средства - тетрагидроканнабинола (действующее начало наркотических средств, получаемых из растения конопля) (том № 2 л.д. 286-289).

Согласно заключению специалиста *** от 26 ноября 2012 года и заключению эксперта № Э-1/2042-12 от 15 декабря 2012 года вещество растительного происхождения в трёх упаковках, изъятое 26 ноября 2012 года в ходе проведения обследования автомобиля ВАЗ-21110, государственный номерной знак ****, является наркотическим средством - марихуана. Масса наркотического средства в высушенном виде составит 474,2 г., 476,2 г. и 919,1 г.
Общая масса наркотического средства в высушенном виде составляет 1869,5 грамм (т.1, л.д. 192-193, 247-249).

Как следует из протокола осмотра предметов, следователем был осмотрен пакет, в котором находились, в том числе три пакета с наркотическим средством - марихуаной, изъятым из вышеуказанной автомашины, а также конверт со срезами ногтевых пластин М-ева (т.3, л.д. 187-189).

Кроме того, следователем были осмотрены:
- миграционные карты К. и М-ева, из которых следует, что М-ев и К. пересекли границу РФ 23.11.2012 года в зоне действия пункта пропуска «Ровеньки»;
- нотариальная доверенность на имя М-ева на управление вышеуказанным транспортным средством; страховой полис на данную машину, в котором содержится запись о допуске к ее управлению К.;
- свидетельство о регистрации транспортного средства, пропуска с печатью ООО «***», листы бумаги с информацией о данной организации, иные документы;
- мобильные телефоны, изъятые у М-ева и Ж., а также мобильный телефон и сим-карты, изъятые у К.. Данные предметы содержат, в том числе, сведения о телефонных соединениях между М-евым, К.ым и Ж-вым (т.3, л.д. 195-250, т.4, л.д. 6-9).

При проведении компьютерной экспертизы телефона и сим-карт, изъятых у К. было установлено, что 25.11.2012 года имело место телефонное соединение между К.ым и Ж-вым (т.3, л.д. 103-124).

1 ноября 2012 года судьей *** было разрешено проведение оперативно-розыскного мероприятия «прослушивание телефонных переговоров» в отношении Д-ова и Ж.. 1 марта 2013 года результаты данного оперативно-розыскного мероприятия были представлены следователю сотрудниками *** (т.4, л.д. 32-36).

Из справки меморандума по результатам проведения указанного оперативно-розыскного мероприятия, а также протокола осмотра предметов - диска с записью соответствующих телефонных переговоров следует, что при прослушивании телефонных переговоров были получены сведения, указывающие на причастность Ж., М-ева и К. к инкриминируемым им деяниям.
В частности, 23.11.2012 года Д-ов сообщил Ж-ву, что «пацаны» (К. и М-ев) выехали, приедут на одиннадцатой (ВАЗ-21110), их необходимо разгрузить, К. передаст ему (Ж-ву) кое-что, и это необходимо положить в определенное место.
24.11.2012 года Д-ов в ходе телефонного разговора напомнил К.у, чтобы он не забыл передать посылку Ж-ву.
После задержания М-ева, К. и Ж. Д-ов обсуждал с другими лицами действия, которые необходимо предпринять в связи с этим, при этом упоминалось, что М-ев и К. знали, что перевозят наркотическое средство.
30.11.2012 года состоялся телефонный разговор между Д-овым и К.ым, в ходе которого последний сообщил, чтобы Д-ов и ряд иных лиц не въезжали на территорию РФ во избежание их задержания. Также К. пояснил, что Ж-в и М-ев помогают следствию, в частности, Ж-в сообщил в ходе допроса, что получает наркотики и передает их Махмудову (Р-ду). Д-ов попросил К. передать Ж-ву, чтобы он не «сливал» М-ва. К. сообщил, что они сейчас меняют показания, чтобы избежать обвинения в контрабанде наркотических средств.
08.12.2012 года в ходе разговора между Д-овым и К.ым обсуждалось, кто мог сообщить правоохранительным органам информацию о перевозке наркотиков, кроме того, К. пояснял, что в телефонных разговорах с Ж-вым он лишних слов не говорил, так как все всё знали и на эту тему не общались (т.4, л.д. 40-46, 47-80).
В ходе судебного заседания подсудимый К. подтвердил, что содержание его телефонных переговоров в справке-меморандуме и протоколе осмотра предметов изложено верно.

По ходатайству защиты Ж. в ходе судебного заседания были допрошены свидетели С-ов Э.Д., Я-ов А.Т. и Ж. Л.В.

Свидетель Са-ов показал, что работает в ООО «***» в качестве менеджера с лета 2012 года. Генеральным директором данной организации являлся К-ян, а в настоящее время - он (С-ов). Д-ов В-ав, который проживает на Украине, являлся, насколько известно свидетелю, соучредителем данной организации.
Ж-в работал в этой организации грузчиком. Официально он трудоустроен не был. Охарактеризовать его он может только с положительной стороны. В обязанности Ж. входили разгрузка и отгрузка запчастей. Запчасти отправлялись с Украины. Об их прибытии Ж-ву сообщал Д-ов. Запчасти из Украины привозили, в том числе, М-ев и К.. О том, что помимо запчастей из Украины привозят что-либо еще, ему известно не было. Действия Ж. по разгрузке и отгрузке товара он (С-ов) не контролировал, но периодически помогал Ж-ву, когда приезжала большая партия товара. Партии товара, которые привозили М-ев и К., были средние по размеру.
Относительно событий, связанных с задержанием Ж., свидетель пояснил, что в день задержания примерно в 10-11 часов утра он и Ж-в находились в офисе по вышеуказанному адресу, когда пришли сотрудники полиции, попросили предъявить документы, спросили, кто из них М-т, после чего увели с собой Ж..

Согласно показаниям свидетеля Я-ва он работал с Ж-вым в агрофирме «***», которая также располагалась по адресу: ***. Ж-в работал в данной организации грузчиком, был ли Ж-в официально трудоустроен в указанной организации, ему неизвестно. 26.11.2012 года примерно в 5 утра на складе указанной организации он и Ж-в грузили молочную продукцию. После этого он (Я-ов) уехал.

Допрошенная в судебном заседании свидетель Ж. - жена подсудимого охарактеризовала последнего с положительной стороны, пояснила, что он был единственным кормильцем в семье, при этом у них имеется совместный малолетний ребенок. Заработная плата супруга составляла 18-20 тысяч рублей, о работе он ей ничего не рассказывал.

Оценив представленные доказательства, выслушав мнение, которое высказали адвокаты по уголовным делам суд находит вину подсудимых в совершении инкриминируемых им деяний доказанной.

Доводы Ж. о том, что он не состоял в преступной группе, не знал о контрабанде наркотиков, равно как и утверждения М-ева и К. о том, что они обнаружили наркотическое средство в вышеуказанной автомашине лишь на территории РФ, также не являлись участниками преступной группы и не совершали инкриминируемые им деяния, суд находит несостоятельными. Данные доводы опровергаются совокупностью вышеприведенных доказательств, представленных стороной обвинения. Оснований не доверять показаниям свидетелей обвинения у суда нет, поскольку оснований для оговора ими подсудимых не установлено, показания свидетелей согласуются с другими доказательствами по делу. Существенных противоречий, влияющих на разрешение вопроса о доказанности вины подсудимых, доказательства, представленные стороной обвинения, не содержат.

Кроме того, показания Ж., М-ева и К. являются нелогичными и противоречивыми.
Суд обращает внимание на то, что согласно вышеприведенным показаниям М-ева и К., несмотря на обнаружение в вышеуказанной автомашине наркотического средства, якобы, только в РФ, они не сообщили об этом в правоохранительные органы, не пытались выяснить происхождение наркотических средств у отправителя груза, а продолжили следование по прежнему маршруту, имея при себе упомянутый наркотик. Ссылки М-ева на то, что данные обстоятельства объясняются тем, что он хотел посмотреть на получателя груза, несостоятельны. Как следует из вышеприведенного акта обследования транспортного средства, М-ев пояснил, что находящийся в машине наркотик предназначался для гражданина по имени М-т (Ж-в). Достоверность изложенных в данном акте сведений сомнений не вызывает, тем более, что факт сообщения М-евым указанной информации подтвердили в ходе допросов вышеуказанные свидетели. Данные обстоятельства свидетельствуют о том, что М-еву изначально было достоверно известно как о содержимом изъятых свертков, так и об их получателе.

Подсудимый К. в судебном заседании также не смог привести каких-либо убедительных доводов в обоснование своего бездействия после имевшего место, якобы, только на территории РФ обнаружения в машине наркотического средства. Более того, в судебном заседании К. полностью подтвердил достоверность изложенных в вышеуказанном протоколе осмотра предметов сведений относительно содержания его телефонных переговоров. Между тем, содержание данных переговоров бесспорно свидетельствует о том, что К. был заранее осведомлен о контрабанде наркотических средств и совершал преступные действия, ответственность за совершение которых предусмотрена вышеуказанными нормами уголовного закона. При этом общение К. с лицом, являвшимся организатором преступной группы, как уже было отмечено, продолжилось и после задержания, когда К. предупреждал последнего о том, чтобы он не въезжал на территорию РФ, сообщал о содержании показаний М-ева и Ж., намерении изменить показания с целью избежать обвинения в контрабанде, получал указания относительно дальнейших действий.

Как следует из представленных материалов, в период предварительного расследования М-ев и Ж-в первоначально давали показания, отличающиеся от тех пояснений, которые были ими сообщены в ходе судебного заседания. При этом достоверность показаний М-ева в период предварительного расследования о том, что при обследовании транспортного средства он говорил о нахождении в данной машине наркотика, который предназначается для М-та, подтверждается и другими вышеприведенными доказательствами.

Показания Ж. в ходе предварительного расследования при допросе в качестве подозреваемого фактически свидетельствуют о том, что он был осведомлен относительно поставки марихуаны из Украины 26.11.2012 года, намеревался получить данное наркотическое средство для дальнейшей передачи его участнику преступной группы в целях последующего сбыта. Доводы защиты о том, что протокол допроса Ж. в качестве подозреваемого является недопустимым доказательством, поскольку Ж-ву не был предоставлен переводчик, суд считает необоснованными. Как следует из указанного протокола, подозреваемому были разъяснены предусмотренные законом права, в том числе право пользоваться помощью переводчика бесплатно, однако Ж-в пояснил, что в услугах переводчика не нуждается, владеет русским языком. Допрос проводился с участием адвоката, никаких заявлений относительно нарушений прав подозреваемого от участников следственного действия не поступало. Более того, в ходе судебного заседания подсудимый свободно изъяснялся по-русски, практически не прибегал к помощи переводчика.

Показания Ж. в период предварительного расследования о получении им указаний от руководителя преступной группы о принятии наркотического средства, которое будет контрабандным путем ввезено на территорию РФ из Украины, последующей передачи его для дальнейшего сбыта и готовности Ж. выполнить данные указания суд считает более достоверными, чем показания подсудимого в судебном заседании, поскольку в этой части показания Ж. в качестве подозреваемого согласуются с другими доказательствами по делу. Доказательства, представленные стороной обвинения, прямо указывают на то, что Ж-в являлся участником организованной преступной группы, занимавшейся контрабандой наркотических средств на территорию РФ. Как уже было отмечено при обследовании транспортного средства М-ев пояснил, что находящийся в машине наркотик предназначался для М-та (Ж.), результаты прослушивания телефонных переговоров также однозначно свидетельствуют об обоснованности предъявленного Ж-ву обвинения. Вопреки утверждениям защиты ни один из зафиксированных телефонных разговоров не ставит под сомнение доказанность вины Ж. в инкриминируемых деяниях.

То обстоятельство, что согласно телефонному разговору от 08.12.2012 года между К.ым и организатором преступной группы К., называя лиц, осведомленных о контрабандной перевозке наркотиков упомянул себя, Ж., Д-ова и неустановленное лицо, не свидетельствует о непричастности к данным действиям М-ева. Вышеприведенные доказательства, а также упомянутые пояснения М-ева относительно наличия в указанной автомашине наркотика, предназначавшегося для передачи Ж-ву, подтверждают факт участия М-ева в организованной преступной группе, занимающейся контрабандой наркотического средства с целью последующего сбыта. При этом М-ев перевозил наркотик совместно с К-вым, его осведомленность об этом с учетом вышеизложенных фактов была очевидной, и в отдельном упоминании об этом не было необходимости.

Тот факт, что вышеуказанное наркотическое средство не было обнаружено и изъято при пересечении границы М-евым и К-вым, само по себе доказательством их непричастности к совершению преступлений не является. На данное обстоятельство обратил внимание адвокат в суде, высказавшись об этом в прениях.

В обоснование невиновности Ж. сторона защита также ссылалась на то, что при задержании он находился в офисе вышеуказанной организации, не встречал М-ева и К.. Между тем, из показаний сотрудников полиции усматривается, что машина под управлением М-ева и К. и не подъезжала к складу ООО «***», где их должен был в дальнейшем встретить Ж-в. М-ев и К. были задержаны перед промзоной, на территории которой, помимо иных юридических лиц располагается и ООО «***», после чего под контролем сотрудников полиции проследовали на территорию промзоны, но не к складу указанной организации. Таким образом, у Ж. на момент задержания не было никакой необходимости для нахождения у склада ООО «***», поскольку М-ев с К.ым еще не подъехали. Следовательно, факт задержания Ж. в вышеуказанном офисе не ставит под сомнение доказанность его вины в инкриминируемых деяниях.

Показания свидетелей защиты, допрошенных в судебном заседании, не свидетельствуют о недоказанности совершения Ж-вым вышеуказанных преступлений. Так, показания свидетеля С-ва об обстоятельствах осуществления им и Ж-вым своих трудовых обязанностей, а также о событиях 26.11.2012 года, равно как и показания свидетеля Я-ва относительно работы Ж. и в другой организации, также располагавшейся в промзоне по вышеуказанному адресу, не содержат информации, подтверждающей недостоверность доказательств, представленных стороной обвинения.

Вышеприведенные доказательства, представленные стороной обвинения, получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, в связи с чем суд признает их допустимыми.

Органами предварительного расследования действия подсудимых в части приготовления к незаконному сбыту наркотических средств были квалифицированы как совершенные в особо крупном размере. В ходе судебных прений государственный обвинитель просил исключить из обвинения данный квалифицирующий признак, поскольку размер наркотического средства, который намеревались сбыть участники организованной преступной группы, в настоящее время отнесен к крупному. Суд, принимая во внимание положения ч. 7 ст. 246 УПК РФ, а также постановления Правительства РФ № 1002 от 01.10.2012г. «Об утверждении значительного, крупного и особо крупного размеров наркотических средств и психотропных веществ, а также значительного, крупного и особо крупного размеров для растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, для целей статей 228, 228-1, 229 и 229-1 УК РФ», соглашается с мнением государственного обвинителя.

Также суд соглашается с доводами обвинения о том, что действия подсудимых должны быть квалифицированы как совершенные организованной группой.

В соответствии с положениями ч. 3 ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. Преступная группа, в состав которой входили Ж-в, М-ев и К., обладает вышеуказанными признаками, несмотря на то, что по данному уголовному делу подсудимым предъявлено обвинение в совершении одного преступления, предусмотренного ст. 229-1 ч. 4 п. «а» УК РФ и одного преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 30 п. «а» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ.

Как усматривается из установленных судом фактических обстоятельств дела, в данной преступной группе имелся организатор и руководитель, роли между участниками группы были четко распределены. Кроме того, представленные доказательства и фактические действия подсудимых подтверждают то, что участниками преступной группы был разработан и осуществлен четкий, тщательно проработанный план преступной деятельности, заключающийся в перевозке из другого государства на территорию РФ наркотического средства, спрятанного среди легального груза - запчастей и последующей его передаче для дальнейшей реализации.

В состав группы входили лица, которые были между собой знакомы, в том числе и длительное время - как М-ев и К.. Участники преступной группы постоянно поддерживали связь между собой путем использования мобильных телефонов, при этом, как видно из содержания их телефонных переговоров, использовались методы конспирации. После задержания одним из участников преступной группы - К-вым из следственного изолятора осуществлялось общение с организатором и руководителем преступной группы, которого К. предупреждал о недопустимости въезда в РФ ввиду опасности содержания, а также обсуждал дальнейшие действия, в том числе и показания, которые следует давать другим участникам организованной группы.

Анализируя данные обстоятельства, суд приходит к выводу, что преступная группа, в состав которой входили подсудимые, была устойчивой, отличалась более высокой степенью организованности, чем группа лиц по предварительному сговору, в связи с чем, квалификация действий подсудимых, как совершенных организованной группой является верной.

С учетом этого, то обстоятельство, что подсудимый Ж-в лично не перевозил наркотическое средство, не влияет на юридическую оценку им содеянного, поскольку Ж-в выполнял свою роль в совершении контрабанды в соответствии с распределением ролей в организованной преступной группе. Доводы М-ева о том, что при пересечении границы он находился в другой машине, не ставят под сомнение юридическую квалификацию им содеянного, учитывая то, что, как следует из представленных доказательств, М-ев входил в организованную группу, выполнял отведенную ему роль в контрабанде наркотического средства с целью его последующего сбыта, пересекал границу одновременно с К-вым в одном и том же пропускном пункте.

С учетом вышеприведенных доказательств, представленных стороной обвинения, показаний Ж. в период предварительного расследования, а также принимая во внимание количество изъятого у подсудимых наркотического средства, суд приходит к выводу, что данное наркотическое средство предназначалось для дальнейшего сбыта, о чем было известно всем участникам преступной группы.

С учетом изложенного суд квалифицирует действия каждого из подсудимых по п. «а» ч. 4 ст. 229-1 УК РФ как контрабанда, то есть незаконное перемещение через таможенную границу Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС наркотических средств, организованной группой, в отношении наркотических средств в крупном размере и по ч. 1 ст. 30 п. «а» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19.05.2010 года № 87-ФЗ) как приготовление к незаконному сбыту наркотических средств, в крупном размере, организованной группой.

Согласно выводам амбулаторных судебно-психиатрических экспертиз Ж-в, М-ев и К. хроническими психическими расстройствами не страдают, в период инкриминируемого деяния также не обнаруживали признаков временного психического расстройства либо иного болезненного состояния психики, могли в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В применении принудительных мер медицинского характера не нуждаются (т.3, л.д. 140-141, 159-161, 179-180).
Данные заключения суд находит мотивированными и научно обоснованными. Оценивая данные заключения в совокупности с другими доказательствами по делу, учитывая то, что подсудимые на учетах у психиатра не состоят, в ходе судебного разбирательства вели себя адекватно, суд признает подсудимых вменяемыми.

При назначении наказания суд учитывает данные о личности подсудимых:
- Ж-в ранее не судим (т.1, л.д. 244-246); по месту регистрации, учебы, военной службы и прежнего места содержания под стражей характеризуется положительно (т.1, л.д. 253, 263, т.2, л.д. 20, 22-23). Также суд учитывает положительные характеристики Ж., сообщенные свидетелями защиты;
- М-ев ранее не судим (т.2, л.д. 58-60); по месту регистрации и содержания под стражей характеризуется положительно (т.2, л.д. 70);
- К. на территории РФ не судим (т.2, л.д. 122-124); по месту регистрации жалоб на него не поступало (т.2, л.д. 129-130); по месту жительства и содержания под стражей характеризуется положительно (т.2, л.д. 142, т. 4, л.д. 166). Кроме того, суд принимает во внимание состояние здоровья подсудимого, который страдает тяжелым заболеванием.
Также суд учитывает влияние назначаемого наказания на исправление подсудимых и условия жизни их семей, в том числе суд принимает во внимание содержание документов, представленных защитой М-ева в судебном заседании.
В качестве смягчающих наказание обстоятельств суд учитывает наличие у подсудимых малолетних детей (по одному ребенку у Ж. и К., двое у М-ева).
Отягчающих наказание обстоятельств не установлено.
Вместе с тем, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, обстоятельств их совершения, суд приходит к выводу о том, что исправление подсудимых возможно только в условиях изоляции от общества и поэтому назначает им наказание в виде реального лишения свободы. Исключительных обстоятельств, существенно уменьшающих общественную опасность содеянного, оснований для применения ст. 64 УК РФ не имеется. Предусмотренные законом основания для изменения категории совершенных преступлений также отсутствуют.
С учетом положений ч. 6 ст. 53 УК РФ суд не назначает подсудимым, которые являются гражданами других государств, дополнительное наказание в виде ограничения свободы.
Кроме того, принимая во внимание данные о личности подсудимых, суд считает возможным не назначать им дополнительное наказание в виде штрафа.

В соответствии с положениями ст. 81 УПК РФ суд разрешая вопрос о вещественных доказательствах, считает необходимым наркотическое средство и срезы ногтевых пластин М-ева со следами наркотического средства - тетрагидроканнабинола уничтожить; документы, изъятые при обследовании транспортного средства и досмотре Ж. - хранить в материалах уголовного дела; мобильные телефоны и сим-карты, изъятые у Ж., М-ева и К., содержащие информацию, имеющую значение для дела, равно как и диски с аудиозаписями опросов указанных лиц, а также с записями телефонных переговоров - хранить при деле.

Принимая во внимание то, что не все участники преступной группы задержаны, суд полагает необходимым оставить автомашину, на которой осуществлялась контрабанда наркотического средства в месте ее хранения, до принятия соответствующего процессуального решения органами предварительного расследования.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 304, 307 - 309 УПК РФ, суд приговорил:

Ж. М-на Ю-ча признать виновным в совершении преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 4 ст. 229-1 и ч. 1 ст. 30 п. «а» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19.05.2010 года № 87-ФЗ) и назначить ему наказание:
по п. «а» ч. 4 ст. 229-1 УК РФ - в виде 16 лет лишения свободы;
по ч. 1 ст. 30 п. «а» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19.05.2010 года № 87-ФЗ) - в виде 9 лет лишения свободы.
На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний окончательно назначить Ж-ву М.Ю. наказание в виде *** лет лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.
Срок отбывания наказания исчислять с 26 ноября 2012 года.
Меру пресечения до вступления приговора в законную силу оставить прежнюю - заключение под стражу.

М. признать виновным в совершении преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 4 ст. 229-1 и ч. 1 ст. 30 п. «а» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19.05.2010 года № 87-ФЗ) и назначить ему наказание:
по п. «а» ч. 4 ст. 229-1 УК РФ - в виде 16 лет лишения свободы;
по ч. 1 ст. 30 п. «а» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19.05.2010 года № 87-ФЗ) - в виде 9 лет лишения свободы.
На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний окончательно назначить М. наказание в виде *** лет лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.
Срок отбывания наказания исчислять с 26 ноября 2012 года.
Меру пресечения до вступления приговора в законную силу оставить прежнюю - заключение под стражу.

К. признать виновным в совершении преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 4 ст. 229-1 и ч. 1 ст. 30 п. «а» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19.05.2010 года № 87-ФЗ) и назначить ему наказание:
по п. «а» ч. 4 ст. 229-1 УК РФ - в виде 16 лет лишения свободы;
по ч. 1 ст. 30 п. «а» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19.05.2010 года № 87-ФЗ) - в виде 9 лет лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний окончательно назначить К.у Д.В. наказание в виде *** лет лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.
Меру пресечения до вступления приговора в законную силу оставить прежнюю - заключение под стражу.

Вещественные доказательства:
- наркотическое средство марихуана, а также срезы ногтевых пластин М-ева со следами наркотического средства тетрагидроканнабинола, хранящиеся в камере хранения наркотических средств УФСКН России по г. Москве, после вступления приговора в законную силу уничтожить;
- два CD - диска с аудиозаписями телефонных переговоров полученных в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий «Прослушивание телефонных переговоров»: (находящиеся в конверте из бумаги светло-коричневого цвета) - хранить при уголовном деле;
- автомашину марки «ВАЗ-21110», государственный номерной знак ***, хранящуюся на охраняемой стоянке ***, расположенной по адресу: ***- хранить по указанному адресу.

Апелляция. Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в Верховный Суд Российской Федерации в течение 10 суток со дня провозглашения, а осужденным, находящимся под стражей - в тот же срок со дня получения копии приговора.

Практика районных судов Москвы по уголовным делам;

Контрабанда и приготовление к сбыту в особо крупном размере;

Практика районных судов Москвы по хищениям;

Уголовные дела;

Приготовление к незаконному сбыту наркотических средств;

Приготовление к незаконному сбыту наркотических средств в особо крупном размере;

Покушение и приготовление к сбыту наркотических средств;

Приготовление к сбыту наркотических средств, группой лиц и в крупном размере;

Провокация сбыта наркотиков;

Незаконный сбыт наркотических средств;

Производство и сбыт наркотических средств;

Сбыт наркотиков организованной группой или преступным сообществом;

Сбыт наркотиков организованной группой;

Провокация при сбыте наркотиков;

Покушение, на незаконный сбыт наркотических средств в значительном размере;

Покушение на незаконный сбыт психотропного вещества в крупном размере;

Хранение наркотических средств в крупном размере;

Приобрение наркотического средства в крупном размере;

Посредник в сбыте или в приобретении наркотических средств;

Посредник в сбыте наркотического вещества;

Хранении без цели сбыта наркотических средств, в крупном размере;

Хранении наркотических средств, в крупном размере;

Мировые суды Москвы;