Практика районных судов Москвы по хищениям

Адвокат по уголовным делам в Москве: (926) 204-95-95

Адвокат по уголовным делам
Адвокат по уголовным делам Терентьевский П.А.

Грабёж группой лиц и покушение на мошенничество.

Таганский районный суд города Москвы, с участием государственных обвинителей Таганской межрайонной прокуратуры г. Москвы, подсудимых К., Х., защитников - адвокатов, рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело в отношении К., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 159 УК РФ и Х., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 159 УК РФ, ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ, установил:

К. и Х. совершили мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана, группой лиц по предварительному сговору, с причинением значительного ущерба гражданину.

Преступление совершено при следующих обстоятельствах.

В неустановленное следствием время, но не позднее , в неустановленном следствием месте, при неустановленным следствием обстоятельствах К. и Х. вступили между собой в преступный сговор, направленный на хищение путем обмана имущества, принадлежащего Н.

Во исполнение своего преступного умысла, действуя согласно ранее разработанному преступному плану, примерно в 12 часов 30 минут, находясь в помещении салона сотовой связи «МобилЭлемент», расположенного по адресу: г. Москва, улица Рогожский Вал, дом 5, К., исполняя свою преступную роль, подкинул на пол рядом с потерпевшим Н. целлофановый пакет с муляжом денежных средств, после чего покинул помещение салона сотовой связи, ожидая Х., после чего Х., продолжая реализовывать преступные намерения, действуя в рамках разработанного преступного плана, обратил внимание потерпевшего Н. на обнаружение им (Х.) целлофанового пакета с муляжом денежных средств, предложив потерпевшему Н. поделить найденные денежные средства, на что Н., не осведомленный о преступных намерениях Х. и его соучастника К., не осознавая, что в целлофановом пакете находится муляж денежных средств, согласился на его (Х.) предложение, после чего они вышли на улицу по вышеуказанному адресу.

Завершая свой преступный умысел, действуя по заранее распределенным ролям, Х., выйдя на улицу совместно с потерпевшим Н., зайдя за угол помещения салона сотовой связи «МобилЭлемент», расположенного по адресу: г. Москва, улица Рогожский Вал, дом 5, подал условный сигнал К. для продолжения последним своей преступной роли.

К. подошел к потерпевшему Н. и Х. с вопросом, не находили ли они каких-либо денежных средств в помещении вышеуказанного салона сотовой связи, при этом попросил потерпевшего Н. продемонстрировать находящиеся при нем денежные средства с целью сравнения с якобы утраченными денежными средствами. Потерпевший Н., будучи введенный в заблуждение относительно истинных намерений К. и Х., демонстрируя принадлежащие ему (Н.) денежные средства в размере 8 000 рублей, передал их К., после чего последний совместно с Х. с похищенными денежными средствами с места совершения преступления скрылись.

Таким образом, К. и Х. своими действиями причинили имущественный вред Н. в размере 8 000 (восемь тысяч) рублей, который для последнего является значительным.

Кроме этого, Х. также совершил покушение на грабеж, то есть на открытое хищение чужого имущества, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья потерпевшего.

Преступление совершено при следующих обстоятельствах.

примерно в 12 часов 00 минут, находясь в помещении рынка «Рогожские торговые ряды», расположенного по адресу: г. Москва, ул. Рогожский Вал, дом 5, имея умысел на открытое хищение чужого имущества, Х. открыто похитил у потерпевшего Д. денежные средства в сумме 18.800 рублей, нанеся Д. несколько ударов, причинив ему телесное повреждение в виде ссадины левой области коленного сустава, которое не повлекло за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты общей трудоспособности и поэтому расценивается как поверхностное повреждение, не причинившее вреда здоровью, применив тем самым насилие, не опасное для жизни и здоровья, однако свой преступный умысел до конца довести не смог по независящим от него обстоятельствам, поскольку был задержан сотрудниками полиции.

Подсудимые К. и Х. полностью признали себя виновными в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 159 УК РФ - мошенничество, по эпизоду в отношении потерпевшего Н.

Подсудимый К. по существу предъявленного обвинения показал, что он совместно с Х. на такси под управлением ранее ему знакомого водителя Бахритдинова приехал к Рогожскому рынку с целью хищения денежных средств путем обмана с использованием заранее приготовленного муляжа денежных средств в различной валюте, обернутых в целлофановый прозрачный пакет, перетянутый резинкой. Он (К.) находился в машине и ждал, пока Х. согласно предварительной договоренности выйдет из помещения рынка с каким-либо гражданином, с которым он должен был договориться поделить якобы найденные им деньги - подкинутый муляж.

Через некоторое время Х. вышел из помещения рынка с ранее ему (К.) незнакомым молодым человеком, впоследствии оказавшимся Н., с которым они пошли во двор за рынок, а он (К.) вышел из машины и пошел за ними. Подойдя к ним, он сообщил Н. и Х., что якобы потерял деньги, а какая-то женщина ему якобы сообщила, что они их нашли, после чего попросил их продемонстрировать имеющиеся у них денежные средства на предмет их опознания им. Первым деньги ему показал Х., а затем потерпевший Н. достал принадлежащие ему денежные средства в размере 8 000 рублей, который он (К.) взял в руки, осмотрел и сказал, что это не его деньги, после чего он якобы положил их в карман потерпевшего, а на самом деле незаметно забрал. Затем он «опознал» находящиеся у Х. в целлофановом пакете денежные средства (муляж) как якобы потерянные им ранее свои денежные средства, забрал их и ушел в машину, куда через несколько минут пришел Х., и они уехали, разделив похищенные у потерпевшего денежные средства пополам. ему по телефону позвонил Х., попросил подъехать, а по приезду он был задержан сотрудниками полиции.

Подсудимый Х. по существу предъявленного обвинения показал, что он совместно с К. на машине ВАЗ 2109 прибыли на Рогожский рынок с целью хищения денежных средств путем обмана с использованием заранее приготовленного муляжа денежных средств, упакованных в прозрачный полиэтиленовый пакет, перевязанный резинкой. Он (Х.) должен был найти подходящего человека на роль потерпевшего, который выбирался им на месте по национальному признаку - это должен быть уроженец Средней Азии, поскольку указанные лица испытывают к нему доверие как к земляку.

Он совместно с К. зашел в салон сотовой связи, где люди осуществляют перевод денежных средств, следом за ними зашел молодой человек азиатской внешности, впоследствии оказавшийся Н., рядом с которым К. незаметно бросил пакет с денежными средствами, после чего вышел из салона. Он (Х.) подошел к молодому человеку, подобрал муляж денежных средств с пола и сообщил Н.у, что только что нашел деньги, после чего предложил ему выйти и поделить их поровну, на что тот согласился. Когда они вышли за рынок, к ним подошел К. и сообщил, что он якобы потерял свои деньги в салоне связи, где якобы женщина сказала ему, что какие-то деньги нашли двое мужчин, которые вышли за рынок. Он и Н. сообщили К., что чужих денег у них нет, на что К. попросил их продемонстрировать имеющиеся у них при себе денежные средства, пояснив, что узнает их, так как они у него были меченые. Сначала он (Х.) показал ему свои денежные средства, которые К. «не опознал», после чего последний попросил Н. показать его денежные средства.

Тогда Н. показал К. действительно принадлежащие ему 8000 рублей, который К. взял в руки, осмотрел их, затем уточнил, из какого кармана Н. достал эти деньги, и после того, как Н. показал на задний карман своих джинсов, К. сделал вид, что положил 8000 рублей, принадлежащих потерпевшему, в карман одетых на нем джинсов, а на самом деле деньги остались у него. В этот момент он Х. вытащил из кармана якобы найденные им деньги (муляж), которые К. «опознал» как ранее им утерянные, забрал их у него (Х.) из рук, пригрозив, что расскажет своим парням, которые с ними якобы разберутся, и ушел. А он (Х.) под предлогом принесения К. извинений направился следом за ним, скрывшись от Н. После этого они с К. разделили денежные средства в сумме 8000 рублей, принадлежащие Н.у, поровну между собой.

Помимо изложенных показаний подсудимых К. и Х., вина каждого из них в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 159 УК РФ, в отношении потерпевшего Н. подтверждается следующими доказательствами:

заявлением потерпевшего в полицию Н. от , в котором он просит привлечь к уголовной ответственности неизвестных ему лиц, которые 15 марта 2014 года по адресу: г. Москва, Рогожский вал, д. 5 завладели принадлежащими ему денежными средствам в размере 8 000 рублей, причинив ему материальный ущерб, который является для него значительным (л.д. 6);

протоколом осмотра места происшествия от с приложенной фототаблицей, а также план-схемой места совершения преступления, согласно которым с участием потерпевшего Н. был осмотрен участок местности по адресу: г. Москва, Рогожский вал, д. 5, в ходе осмотра со слов потерпевшего было установлено, что внутри помещения рынка «Рогожские торговые ряды», расположенного по указанному адресу, слева расположен салон связи «Мобил Элемент», где к потерпевшему подошел ранее неизвестный мужчина, который впоследствии оказался Х., и предложил разделить найденные им денежные средства (л.д. 9-15);

показаниями потерпевшего Н., оглашенными в ходе судебного разбирательства с согласия сторон в связи с его неявкой в суд, согласно которым примерно в 12 часов 30 минут он находился в помещении салона связи, расположенного на территории Рогожского рынка, для того чтобы перевести денежные средства через терминал без комиссии. Находясь у терминала оплаты, он увидел, что седой мужчина азиатской внешности в светлой куртке, впоследствии оказавшийся Х., поднял целлофановый пакет с денежными средствами и обратился к нему с предложением поделить деньги, которые он нашел, выйдя за рынок, что они и сделали.

Затем к ним подошел другой ранее ему неизвестный мужчина в черной кожаной куртке, впоследствии оказавшийся К., который спросил, не находили ли они деньги. Он (Н.) ответил отрицательно, после чего К. попросил его продемонстрировать находящиеся при нем денежные средства, на что он (Н.) достал из правого кармана своих джинс принадлежащие ему денежные средства в сумме 8 000 рублей, которые он собирался перевести через терминал своим родственникам в Таджикистан. К. со словами «Дай посмотреть» взял у него из рук указанные денежные средства, уточнив, имеются ли у него при себе еще какие-либо деньги, на что он ответил, что больше у него денег нет.

После этого Х. показал К. денежные средства, обернутые в целлофановый пакет, тот выхватил пакет с деньгами из рук Х. со словами, что он нашел свои денежные средства, и убежал. Х. сказал, что некрасиво получилось и что надо извиниться, побежав следом за К. Когда они скрылись из виду, он (Н.) понял, что его обманули. Он не обратился в полицию непосредственно после хищения принадлежащих ему денежных средств, поскольку часто бывает на Рогожском рынке, где надеялся вновь увидеть двух данных мужчин и обратиться в полицию, указав на них. Причиненный ему имущественный вред составил 8000 рублей, что является для него значительным (л.д. 31-33, 76-79, 94-97);

протоколом предъявления лица для опознания от , согласно которому потерпевший Н. среди трех предъявленных ему на опознание лиц опознал К. как человека, который забрал у него денежные средства путем обмана, ссылаясь на то, что он (Н.) совместно с другим человеком подобрал с пола утерянные им денежные средства, попросив продемонстрировать имеющиеся у него при себе деньги, после чего с принадлежащими ему деньгами скрылся (л.д. 35-38);

протоколом предъявления лица для опознания от , согласно которому потерпевший Н. среди трех предъявленных ему на опознание лиц опознал Х. как человека, который на территории Рогожского рынка достал из целлофанового пакета денежные средства и предложил их поделить, выйдя за территорию рынка, где другой мужчина, ссылаясь на утерю денежных средств попросил его продемонстрировать имеющиеся при себе деньги, а затем Х. показал ему денежные средства, найденные им, который тот мужчина схватил и убежал (л.д. 48-51);

показаниями свидетеля Б,, оглашенными в ходе судебного разбирательства с согласия сторон в связи с его неявкой в суд, согласно которым он занимается частным извозом на автомобиле марки «ВАЗ 2109», г.р.з. С 571 КУ 77. ему позвонил С. (К.) и попросил отвезти в город, после чего он встретился с С. и У. около метро Медведково, а затем по их просьбе отвез их к Рогожскому рынку, где они попросили подождать их, а потом отвезти к метро обратно. Чем занимаются С. и У., ему не известно. Он довез их до Рогожского рынка, припарковал автомобиль напротив магазина за остановкой, после чего остался ждать их. Примерно через 15 - 20 минут пришел С., за ним через несколько минут пришел У., после чего они поехали по Шоссе Энтузиастов. За поездку С. оплатил ему 1 500 рублей. Аналогичным образом он привозил С. и У. на Рогожский рынок, где ждал их в машине, примерно 2-3 раза (л.д. 59-61);

показаниями свидетеля А., оглашенными в ходе судебного разбирательства с согласия сторон в связи с его неявкой в суд, согласно которым он работает в должности оперуполномоченного ОУР ОМВД России по Таганскому району г. Москвы. в дежурную часть поступила информация о том, что в отношении гражданина Н. было совершено мошенничество, в ходе беседы с данным гражданином выяснилось, что указанное преступление было совершено около Рогожского рынка.

Получив данную информацию, он (А.) совместно с оперуполномоченным Х. с целью отработки данной информации выдвинулся на адрес: г. Москва, Рогожский Вал, дом 5, где ими были замечены мужчины, по приметам схожие с описанием, сообщенным Н. Они подошли к указанным мужчинам, представились сотрудниками уголовного розыска, предъявили служебные удостоверение, после чего попросили их предъявить документы, удостоверяющие личность, которых при них не оказалось. После чего указанным мужчинам было предложено проследовать в ОМВД по Таганскому району для дачи объяснений по факту возможного совершения мошенничества в отношении Н. (л.д. 193-194);

показаниями свидетеля Х., также оглашенным с согласия сторон в связи с его неявкой в суд, которые аналогичны вышеприведенным показаниям свидетеля А. (л.д. 195-196);

вещественными доказательствами, которыми по делу признаны добровольно выданные Х. и осмотренные в ходе предварительного следствия 20 купюр достоинством 5.000 рублей каждая с надписью «не является платежным средством»; 21 купюра достоинством 50 долларов США, 1 купюра достоинством 100 долларов США без номера и серии, помещенные в камеру хранения вещественных доказательств СО ОМВД России по Таганскому району г. Москвы (л.д. 71-75, 178-192).

Оценивая приведенные доказательства, суд признает их достоверными, поскольку они последовательны, согласуются между собой и получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Анализ доказательств по эпизоду в отношении потерпевшего Н. в их совокупности дает основание считать вину К. и Х. в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 159 УК РФ, полностью доказанной. Какие-либо существенные противоречия в показаниях всех допрошенных по делу свидетелей отсутствуют, при этом сообщенные ими сведения в полном объеме согласуются с признательными показаниями самих подсудимых и письменными материалами дела.

При этом суд при описании преступной роли К. приходит к выводу, что именно он, находясь в салоне сотовой связи, подкинул на пол рядом с потерпевшим Н. целлофановый пакет с муляжом денежных средств, после чего покинул салон, ожидая на улице выхода Х. с потерпевшим, поскольку указанное обстоятельство подтверждается показаниями подсудимого Х. и является логичным с учетом разработанного подсудимыми преступного плана, согласно которому впоследствии К. сообщал потерпевшему, что именно им в салоне были «утеряны» денежные средства.

Также суд при указании места совершении преступления уточняет наименование салона сотовой связи «МобилЭлемент», где было начато преступление в отношении Н., поскольку именно указанное наименование является правильным, что следует из протокола осмотра места происшествия, производившегося с участием указанного потерпевшего, с приложенной к нему фототаблицей (л.д. 9-14).

Действия К. и Х. в отношении потерпевшего Н. суд квалифицирует по ч. 2 ст. 159 УК РФ, поскольку они при описанных в приговоре обстоятельствах совершили мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана, группой лиц по предварительному сговору, с причинением значительного ущерба потерпевшему. Советы адвоката по уголовным делам.

Вину в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ, подсудимый Х. фактически не признал, пояснив, что он действительно собирался похитить денежные средства потерпевшего Д., однако намеревался сделать это путем обмана с использованием заранее подготовленного муляжа денежных средств способом, аналогичным используемому в отношении Н., для чего примерно в 12 часов 00 минут зашел в салон связи, расположенный на территории рынка «Рогожские торговые ряды», нашел подходящего для обмана человека, которым впоследствии оказался потерпевший Д., встал следом за ним в очередь и сделал вид, что нашел у него под ногами денежные средства - заранее приготовленные муляжи, обернутые в целлофановый прозрачный пакет, после чего предложил Д. выйти на улицу и разделить якобы найденные им деньги. Однако Д., видимо, тоже оказался мошенником, поскольку заявил, что это его денежные средства, он их нашел, и потребовал у него (Х.) передать их ему.

Когда он отказался, Д. стал обвинять его в том, что он обманывает людей, после чего стал избивать его (Х.), нанеся ему (Х.у) 3-4 удара по лицу, от чего он упал, после чего потерпевший нанес ему еще 2 удара ногами в область ребер с левой стороны. Увидев драку, к ним подбежали охранники рынка, вызвали сотрудников полиции, после чего их обоих доставили в ОМВД России по Таганскому району г. Москвы. Сам он ударов потерпевшему Д. не наносил, денежные средства в сумме 18 800 рублей у потерпевшего не видел, вырвать их из рук потерпевшего не пытался.

Несмотря на вышеизложенные показания Х., его вина в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ, в отношении потерпевшего Д. подтверждается следующими доказательствами:

заявлением Д. от , в котором он просит привлечь к уголовной ответственности неизвестное ему лицо, которое по адресу: Рогожский вал, д. 5 пыталось открыто похитить принадлежащие ему денежные средства в размере 18 800 рублей, причинив ему телесные повреждения (л.д. 125);

показаниями потерпевшего Д., оглашенными в ходе судебного разбирательства с согласия сторон в связи с его неявкой в суд, согласно которым примерно в 12 часов 00 минут он прибыл на рынок «Рогожские Торговые Ряды», расположенный по адресу: г. Москва, ул. Рогожский Вал, д. 5, где зашел в салон сотовой связи «Евросеть», чтобы пополнить баланс на своем мобильном телефоне, занял очередь в кассу, после чего достал из своего кармана денежные средства в сумме 18 800 рублей, чтобы отсчитать нужную сумму для оплаты.

Позади него стоял ранее ему незнакомый мужчина азиатской внешности, впоследствии оказавшийся Х., который, нагнувшись, задел его (Д.) и что-то поднял около его ног. На его (Д.) вопрос о том, что происходит, Х. показал ему пачку денежных средств купюрами по 5 000 рублей, а также по 100 долларов США, перекрученные резинкой и упакованные в полиэтиленовый пакет, и сообщил, что он нашел данные денежные средства, после чего предложил выйти на улицу и поделить их, на что он (Д.) предложил ему поделить деньги на месте. Однако Х. попросил его разговаривать тише, чтобы никто не услышал, а сам вышел из салона. Он (Д.), продолжая держать свои денежные средства в сумме 18 800 рублей в руке, пошел следом за Х., чтобы выяснить, что за деньги он взял, поскольку их мог потерять кто-либо из клиентов данного салона.

Как только он (Д.) вышел из помещения салона, Х. сразу же взял его за предплечье левой руки и повел в сторону выхода с рынка, убрав ранее «найденный» им полиэтиленовый пакет с деньгами в свою куртку. Он (Д.) следовал за Х., не понимая, чего он от него хочет, и отойдя от салона на расстояние около 20 метров он (Д.) спросил Х., куда он идет, предложив «поделить» деньги на этом месте. Сразу после этих слов Х. остановился и выхватил у него денежные средства в сумме 18 800 рублей, которые он держал в своей правой руке, собираясь убежать, однако сделать этого ему не удалось, поскольку он (Д.) схватил его за куртку и между ними произошла драка, в ходе которой Х. нанес ему несколько ударов: один удар кулаком в область головы и один удар в область левой ноги.

Увидев драку, к ним подбежали сотрудники охраны рынка «Рогожские Торговые Ряды» и задержали его и Х., после чего передали их сотрудникам полиции, которые доставили их в ОМВД России по Таганскому району г. Москвы для дальнейшего разбирательства. После нанесения Х. ударов у него болит голова, на колене имеется синяк и сломан ноготь. Ущерб в сумме 18 800 рублей, который мог быть причинен ему противоправными действиями Х., является для него значительным, поскольку на данный момент он нигде не работает (л.д. 151-153, 163-167);

медицинской справкой, согласно которой Д. обращался в травматологическое отделение Городской поликлиники № 19, где ему был выставлен диагноз «ушиб мягких тканей волосистой части головы. Частичная отслойка ногтевой пластины III пальца левой кисти. Ушиб и ссадина левого коленного сустава» (л.д. 148);

заключением, согласно выводам которого по представленной медицинской карте при обращении в ГП № у Д. установлена ссадина левой области коленного сустава. Установленный Д. клинический диагноз в виде «ушибов мягких тканей волосистой части головы» наличием каких-либо повреждений (гематома или кровоподтек) не подтвержден, в связи с чем дальнейшей судебно-медицинской оценке не подлежит.

Установленный ему диагноз в виде «ушиба левого коленного сустава» не конкретизирован (в чем именно выражалась морфологическая сущность «ушиба», либо под ушибом подразумевалась имевшаяся у Д. ссадина левой области коленного сустава), в связи с чем дальнейшей судебно-медицинской оценке не подлежит. Кроме того, у Д. зафиксирована «частичная отслойка ногтевой пластины III пальца левой кисти», однако при отсутствии какого-либо морфологического описания «отслойки ногтевой пластины» эти сведения не информативны для установления сущности повреждения и его природы (травматического генеза либо вследствие какого-либо заболевания/патологического состояния) и, соответственно, механизма образования, в связи с чем дальнейшей судебно-медицинской оценке не подлежит.

Имевшаяся у Д. ссадина могла образоваться не позднее от ударного (или в результате трения) воздействия тупой поверхности твердого предмета с местом приложения к левой области коленного сустава, на что указывает вид повреждения (ссадина), его локализация и одностороннее место приложения травмирующего воздействия. Имевшаяся у Д. ссадина не имела признаков опасности для жизни или здоровья, по данным представленной медицинской карты не повлекла за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты общей трудоспособности и поэтому расценивается как поверхностное повреждение, не причинившее вреда здоровью (л.д. 216-218);

протоколом осмотра места происшествия от с приложенной к нему фототаблицей, а также план-схемой, согласно которым с участием потерпевшего Д. был осмотрен участок местности по адресу: г. Москва, Рогожский вал, д. 5, где со слов потерпевшего в помещении рынка, расположенного по указанному адресу, в отношении него было совершено преступление (л.д. 130-136);

протоколом личного досмотра Д. от , согласно которому Д. добровольно выдал принадлежащие ему денежные средства в сумме 18 800 рублей (18 купюр номиналом по 1 000 рублей каждая и 8 купюр номиналом 100 рублей каждая), которые были изъяты и упакованы в прозрачный файл, скрепленный отрезком белой бумаги, подписями понятых и досматриваемого (л.д. 139-141);

вещественными доказательствами, которыми по делу признаны добровольно выданные Д. денежные средства в сумме 18 800 рублей, осмотренные в ходе предварительного расследования, выданные на ответственное хранение потерпевшемуД. (л.д. 142-145).

Оценивая приведенные выше и исследованные в судебном заседании доказательства, суд признает их достоверными, поскольку они последовательны, непротиворечивы, согласуются между собой и получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона. Совокупность указанных доказательств суд признает достаточной для вывода о виновности подсудимого Х. в совершении вменяемого ему преступления.

К доводам подсудимого Х. о том, что денежных средств потерпевшего Д. в сумме 18 800 руб. он открыто похитить не пытался и ударов с этой целью потерпевшему не наносил, суд относится критически, поскольку указанные показания подсудимого опровергаются показаниями потерпевшего Д., согласно которым Х. действительно первоначально поднял с пола денежные средства, впоследствии оказавшиеся муляжом, и предложил потерпевшему выйти из салона чтобы поделить якобы найденные им денежные средства, однако впоследствии выхватил находящиеся у него в правой руке денежные средства в сумме 18 800 рублей, собираясь убежать, однако сделать этого ему не удалось, поскольку он (потерпевший) схватил его за куртку, после чего между ними произошла драка, в ходе которой Х. нанес ему несколько ударов: один удар кулаком в область головы и один удар в область левой ноги, от чего у него впоследствии болела голова, а на колене остался синяк.

Оснований не доверять показаниям потерпевшего Д. у суда в данном случае не имеется, поскольку он был неоднократно допрошен в ходе предварительного расследования по делу, давал последовательные показания, обличающиеХ. в совершении данного преступления, свои показания подтвердил в том числе и в ходе очной ставки с подсудимым. На момент совершения преступления Д. и Х. знакомы между собой не были, соответственно личных неприязненных отношений между ними быть не могло, в связи с чем каких-либо оснований для оговора подсудимого со стороны потерпевшего судом в ходе судебного разбирательства не установлено, сам Х. на наличие таковых не ссылался.

Кроме этого, показания потерпевшего Д. как в части действий Х., направленных на открытое хищение принадлежащих ему денежных средств в сумме 18 800 рублей, так и в части нанесения ему ударов подсудимым, объективно подтверждаются иными собранными по делу доказательствами, в частности, вещественными доказательствами, которыми по делу признаны добровольно выданные потерпевшим денежные средства в сумме 18 800 рублей, а также медицинской справкой травмопункта ГП № 19 и заключением проведенной по делу судебно-медицинской экспертизы, согласно которым у Д. были обнаружены телесные повреждения, в частности, ссадина левой области коленного сустава.

Представленный Х. в ходе судебного следствия акт о выявлении у него при поступлении в ФКУ СИЗО-2 УФСИН России по г. Москве 07 мая 2014 года телесных повреждений в виде ушиба грудной клетки справа, ссадины на правой височной области, ссадины правой кисти, ушиба мягких тканей нижней губы показаний потерпевшего не опровергает, а напротив, согласуется с ними, поскольку из показаний Д. следует, что после того, как Х. вырвал у него из рук принадлежащие ему денежные средства, между ними завязалась драка.

В связи с этим доводы подсудимого о том, что потерпевший нанес ему телесные повреждения, требуя передачи ему денежных средств, являющихся муляжом, не зная о том, что денежные средства ненастоящие, суд расценивает, как желание подсудимого смягчить свою ответственность за содеянное.

Кроме того, доводы подсудимого Х. о том, что его умысел был направлен на хищение денежных средств потерпевшего путем обмана с использованием муляжа денежных средств способом, аналогичным ранее используемому в эпизоде в отношении Н., суд находит несостоятельным еще и потому, что в отношении потерпевшего Д. подсудимый Х. действовал один, что исключало возможность хищения денежных средств потерпевшего путем обмана по ранее используемой им схеме, которая предполагала наличие активных действий со стороны соучастника, который в данном случае отсутствовал.

Оценивая таким образом доказательства по эпизоду в отношении потерпевшего Д., суд приходит к выводу, что факт совершения Х. вменяемого преступления нашел свое подтверждение в ходе судебного разбирательства.

Действия Х. суд квалифицирует по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ как покушение на грабеж, то есть на открытое хищение чужого имущества, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья потерпевшего, учитывая, что преступление не было доведено до конца по независящим от него обстоятельствам, в связи с его задержанием.

Квалифицируя действия Х. по признаку применения насилия, не опасного для жизни и здоровья, суд учитывает, что в целях завладения денежными средствами потерпевшего, а также их последующего удержания Х. было применено насилие, которое выразилось в нанесении нескольких ударов потерпевшему Д., повлекших причинение ему телесного повреждения в виде ссадины левой области коленного сустава, которое согласно заключению эксперта не имело признаков опасности для жизни или здоровья и расценивается как поверхностное повреждение, не причинившее вреда здоровью.

При назначении подсудимым наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности преступлений, в совершении которых каждый из них признается виновным, одно из которых (ч. 2 ст. 159 УК РФ) отнесено законом к категории средней тяжести, другое (п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ) - к категории тяжких, конкретные обстоятельства дела, влияние назначенного наказания на исправление подсудимых и на условия жизни их семей, характер и степень фактического участия обоих подсудимых в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 159 УК РФ, а также данные о личности подсудимых.

Так, подсудимый К. ранее судим за совершение корыстного преступления, привлекался к административной ответственности за нарушение миграционного законодательства, на учете в НД и ПНД не состоит, женат, не работает, какой-либо характеризующий материал на него с места жительства в материалах дела отсутствует, по месту отбывания наказания по предыдущему приговору характеризуется отрицательно как лицо, не стремящееся встать на путь исправления.

Подсудимый Х. ранее не судим, к административной ответственности не привлекался, на учете в НД, ПНД не состоит, женат, по месту работы не охарактеризован ввиду отсутствия такового.

Обстоятельством, смягчающим наказание подсудимым по ч. 2 ст. 159 УК РФ, суд признает тот факт, что К. и Х. вину в совершении данного преступления признали полностью, пояснив, что в содеянном каждый из них раскаивается.

Наличие у Х. несовершеннолетнего ребенка, 1998 года рождения, суд обстоятельством, смягчающим ему наказание, не признает, поскольку о наличии у него ребенка известно исключительно со слов подсудимого, а кроме того, даже в случае соответствия указанных сведений действительности ребенок Х. в силу возраста малолетним не является.

В соответствии с требованиями ч. 1 ст. 18 УК РФ суд признает в действиях К. наличие рецидива, поскольку он, имея не снятую и не погашенную в установленном порядке судимость по приговору от 24 декабря 2009 года за совершение преступления средней тяжести, вновь совершил умышленное преступление средней тяжести.

Наличие рецидива суд признает обстоятельством, отягчающим наказание К., согласно положениям п. «а» ч. 1 ст. 63 УК РФ.

Обстоятельств, отягчающих наказание Х., судом в данном случае не установлено.

Учитывая все изложенное в совокупности, суд приходит к выводу о невозможности исправления К. и Х. без изоляции от общества, в связи с чем назначает каждому из них наказание в виде лишения свободы.

При определении размера наказания в виде лишения свободы К. суд учитывает требования ч. 2 ст. 68 УК РФ, при определении Х. размера наказания за неоконченное преступление суд учитывает положения ч. 3 ст. 66 УК РФ.

Дополнительного наказания в виде ограничения свободы по ч. 2 ст. 159 УК РФ, а также в виде штрафа и ограничения свободы по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ, суд считает возможным в данном случае не назначать, принимая во внимание обстоятельства содеянного и имущественное положение подсудимых.

При назначении подсудимому Х. наказания по совокупности преступлений, суд считает необходимым применить принцип частичного сложения наказаний, учитывая требования ч. 2 ст. 69 УК РФ.

Согласно требованиям п. «в» ч. 1 ст. 58 УК РФ отбывание наказания в виде лишения свободы К. следует назначить в исправительной колонии строгого режима.

При определении вида исправительного учреждения Х. суд, принимая во внимание положения п. «а» ч. 1 ст. 58 УК РФ, с учетом обстоятельств совершения им преступлений и личности виновного, который является гражданином и постоянным жителем другого государства, на территории РФ регистрации не имеет, приходит к выводу, что отбывание наказания в виде лишения свободы Х. следует назначить в колонии общего режима.

Также суд считает необходимым разрешить судьбу вещественных доказательств.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 307-309 УПК РФ, суд приговорил:

Признать К. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 159 УК РФ, и назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на 2 (два) года с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Признать Х. виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 159 УК РФ, ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ, и назначить ему наказание:

1) по ч. 2 ст. 159 УК РФ в виде лишения свободы сроком на 1 (один) год 6 (шесть) месяцев;

2) по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ в виде лишения свободы сроком на 2 (два) года 6 (шесть) месяцев.

На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности совершенных преступлений, применив принцип частичного сложения, окончательно назначить Х. наказание в виде лишения свободы сроком на 3 (три) года с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Срок отбывания наказания осужденным К. и Х. исчислять с зачетом срока их содержания под стражей до судебного разбирательства с даты фактического задержания согласно имеющемуся в материалах дела рапорту (л.д. 5).

Меру пресечения в отношении К. и Х. в виде заключения под стражу оставить без изменения до вступления приговора в законную силу.

Вещественные доказательства:

- 20 купюр достоинством 5.000 рублей каждая с надписью «не является платежным средством»; 21 купюру достоинством 50 долларов США, 1 купюру достоинством 100 долларов США без номера и серии, помещенные в камеру хранения вещественных доказательств СО ОМВД России по Таганскому району г. Москвы по квитанции № 145 от 30 мая 2014 года по уголовному делу № 257993 (л.д. 178-192), - по вступлении приговора в законную силу уничтожить;

- денежные средства в сумме 18 800 рублей, выданные на ответственное хранение потерпевшему Д. (л.д. 142-145), - по вступлении приговора в законную силу оставить потерпевшему Д. по принадлежности как законному владельцу.

Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в Московский городской суд в течение 10 суток со дня его провозглашения. При этом осужденный вправе в течение 10 суток со дня вручения ему копии приговора либо со дня вручения ему копии апелляционного представления или апелляционной жалобы, затрагивающей его интересы, ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции, указав об этом в своей апелляционной жалобе либо направив в суд соответствующее ходатайство.

Практика районных судов Москвы по хищениям;

Грабёж и побои;

Грабёж и разбой группой лиц;

Грабеж с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья;

Грабёж и разбой;

Покушение на грабёж в магазине;

Грабеж с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья;

Хищение паспорта и грабёж;

Мошенничество, совершенное группой лиц по предварительному сговору, в крупном размере;

Грабёж в магазине;

Покушение на грабёж в магазине признано кражей;

Грабёж с применением насилия;

Покушение на грабеж;

Мошенничество, с причинением значительного ущерба;

Практика районных судов Москвы по уголовным делам;

Мошенничество, совершенное с причинением значительного ущерба гражданину;

Покушение на мошенничество, с использованием своего служебного положения;

Практика Московского городского суда по уголовным делам;

Практика районных судов Москвы по наркотикам;

Уголовные дела;

Мировые суды Москвы;