Практика районных судов Москвы по преступлениям против личности.

Адвокат по уголовным делам в Москве: moscow +7 (499) 653-60-72 (968) ///////// federalniy +8 (800) 500-27-29 (244)

Адвокат по уголовным делам
Адвокат по уголовным делам Терентьевский П.А.

Вымогательство и распространение позорящих сведений; Соучастие в вымогательстве; Угроза при вымогательстве; Одно или несколько вымогательств;

Вымогательство под видом сотрудиков полиции.

Судья Тимирязевского районного суда г. Москвы, с участием государственного обвинителя помощника Тимирязевского межрайонного прокурора САО Москвы, подсудимого А., его защитника в лице адвоката, потерпевшего Б., при секретаре, рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела в отношении: А., не судимого, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч. 3 ст. 163; ч. 2 ст. 162 УК РФ установил:

А. совершил вымогательство, то есть требование передачи чужого имущества и права на имущество под угрозой применения насилия, группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, в целях получения имущества в особо крупном размере.

Он же совершил разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенного с угрозой применения насилия, опасного для жизни или здоровья, группой лиц по предварительному сговору.

Преступления совершены при следующих обстоятельствах: А. в неустановленные следствием время и месте, при неустановленных следствием обстоятельствах, вступил в предварительный преступный сговор с лицом, в отношении которого постановлен обвинительный приговор - Н., и с неустановленным следствием лицом, направленный на вымогательство у Б. под угрозой применения насилия, а равно с применением насилия, денежных средств в размере 1 500 000 руб. и жилого дома, расположенного по адресу: Москва, ул. Дубнинская, дом 13, стоимостью 30 000 000 руб. Реализуя свой преступный умысел, действуя во исполнение достигнутой договоренности и заранее разработанного преступного плана, в то время когда Н. - и неустановленное следствием лицо, ожидал результата преступления для последующего распределения денежных средств и вышеуказанного имущества между соучастниками, предоставив ему и А., сведения о номере телефона, которым пользуется Б., предлоге для встречи, месте и времени где должна состояться встреча с потерпевшим, Н.

27 июля, позвонил потерпевшему по телефону и представившись сотрудником полиции (вымогательство под видом сотрудника полиции), в действительности не являясь таковым, путем обмана заманил Б. к зданию Торгового комплекса, расположенного по адресу: Москва, ул. Дубнинская, дом 13, где примерно в 21 час 30 мин. того же дня, действуя согласно разработанного плана и распределению ролей, подошел к Б. и, представившись сотрудником полиции, под надуманным предлогом о необходимости дачи показаний, предложил проследовать с Н., демонстрируя при этом перед потерпевшим кобуру с находящимся в нем предметом, похожим на пистолет, являющийся стандартным пневматическим газобаллонным пистолетом, калибра 4,5 мм, не относящимся к какому- либо оружию. Подавив, таким образом, волю Б. к сопротивлению, который, опасаясь за свою жизнь и здоровье, воспринимая его действия как реально исполнимую угрозу, а указанный пистолет за боевое оружие, проследовал за ним в автомобиль, где в это время находился А.

Похожее уголовное дело: Вымогательство с превышением должностных полномочий.

Совместно с последним, а также потерпевшим, в продолжение своего преступного умысла Н. проследовал на автомобиле неустановленной марки к зданию гостиницы, расположенному по адресу: Москва, ул. Дубнинская, дом 13. При этом во время следования Н., достав из кобуры указанный выше пистолет и демонстрируя его Б., угрожал последнему применением насилия, опасного для жизни и здоровья, а по прибытии на место, находясь в салоне автомобиля, припаркованного у Москва, ул. Дубнинская, дом 13, с целью пресечения попыток потерпевшего к побегу и подавления воли к сопротивлению, он нанес Б. два удара рукой по голове, а его соучастник - А., нанес потерпевшему удар рукой в живот, применив тем самым насилие. Вымогательство, убийство и тяжкие телесные повреждения. После этого, Н., совместно с А. вытащили Б. из автомобиля и, удерживая за руки, лишая потерпевшего возможности покинуть место совершаемого в отношении него преступления, проследовали в номер «№» данного гостиничного комплекса, где в продолжение своего преступного умысла, Н., путем демонстрации пистолета, являющегося стандартным пневматическим газобаллонным пистолетом, калибра 4,5 мм, не относящегося к какому-либо оружию, стал угрожать Б. применением насилия. Вымогательство, группой лиц, с применением насилия.

Подавив, таким образом, волю потерпевшего к сопротивлению, которые опасаясь за свою жизнь и здоровье, Б. воспринимал действия Н. как реально исполнимую угрозу, а указанный пистолет за боевое оружие, Н. достал из имевшейся при нем папки наручники и передал их А., после чего последний несколько раз ударил Б. рукой по голове, то есть по жизненно важному органу, а затем пристегнул потерпевшего наручниками к батарее. Далее, действуя по предварительному сговору, Н. совместно с А. осмотрел карманы одежды потерпевшего и открыто похитил принадлежащие Б. деньги в сумме 5 000 руб., мобильный телефон, стоимостью 4 500 руб., с встроенной в него сим-картой оператора сотовой связи «...», не представляющей материальной стоимости, а так же не представляющий материальной стоимости общегражданский паспорт на имя Б., причинив тем самым потерпевшему материальный ущерб на общую сумму 9 500 руб., а также телесные повреждения в виде ссадин и кровоподтека левой скуловой области, ссадины правой руки, которые не расцениваются как вред здоровью, поскольку не повлекли за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности.

После этого, угрожая потерпевшему применением насилия опасного для жизни и здоровья, то есть нанесением побоев и применения пистолета, действуя в интересах своих соучастников, Н. потребовал от Б. передачи им денежных средств в размере 1 500000 руб., что представляет особо крупный размер, а так же передачу права на имущество, а именно, жилого дома, расположенного по адресу: Москва, ул. Дубнинская, дом 13. Осознавая угрожающую опасность, объективно подтвержденную примененным насилием, Б. вынужден был подчиниться требованиям, дав согласие на передачу указанной суммы денежных средств, сославшись при этом на помощь в сборе требуемой денежной суммы своего знакомого Ф., а также подписал договор купли-продажи вышеуказанного дома.

Для реализации преступного умысла и получения требуемой денежной суммы, Н. передал Б. во временное пользование похищенный у него мобильный телефон и потерпевший осуществил звонок Ф. с просьбой передать Н. и соучастникам последнего требуемые денежные средства в сумме 1 500 000 руб. Впоследствии Н. неоднократно связывался с Ф., а 28 июля совместно с А., вывел потерпевшего вопреки его воли из гостиничного комплекса, расположенного по указанному выше адресу, и посадив в автомашину неустановленной следствием марки, примерно в 06 час. 30 мин. прибыл в заранее обговоренное место к зданию ресторана, расположенного по адресу: Москва, ул. Дубнинская, дом 13, где при передаче денежных средств в сумме 1 500 000 руб., в особо крупном размере, Н. и А., были задержаны сотрудниками полиции ОМВД по району Дмитровский г. Москвы.

Допрошенный в судебном заседании подсудимый А. свою вину по предъявленному обвинению не признал и показал, что указанные в обвинении действия он не совершал. Во время происходящего он спал в кресле, потерпевшего наручниками не приковывал, денег не видел.

Давая оценку показаниям подсудимого, суд не может признать их достоверным источником доказательств и положить в основу оправдательного приговора, поскольку сообщенные А. сведения не нашли своего объективного подтверждения в процессе судебного разбирательства. Виновность подсудимого А. в совершении вышеописанных преступных действий подтверждается иследованными судом доказательствами.

Оценивая исследованные по делу доказательства, которые получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства и имеют юридическую силу, суд признает их относимыми, допустимыми и достоверными. Показания потерпевшего, данные им как на предварительном следствии, так и в судебном заседании и свидетелей, относительно рассматриваемых обстоятельств, суд признает достоверными, поскольку они являются последовательными, согласуются между собой и с другими добытыми по делу доказательствами. Оснований не доверять показаниям потерпевшего и свидетелей, и ставить под сомнение достоверность сообщенных ими сведений, у суда не имеется, причин для оговора подсудимого судом не установлено.

В судебном заседании потерпевший Б. показал, что Н., назвавшись, представлялся ему сотрудником полиции, по поводу чего у него не возникло никаких подозрений, так как последний прилично выглядел, имел при себе папку и пистолет. Когда они приехали к зданию гостиницы, и он отказался выходить из автомашины, А. ударил его в область живота, сказав, чтобы он замолчал и вытащив его из автомашины, потащил в номер гостиницы, при этом Н. находился рядом, но активных действий не предпринимал. В номере А. забрал у него паспорт, находившийся в заднем кармане брюк, и мобильный телефон. Потом А. напоил его водкой, схватив за голову и заливая водку в рот, пристегнул его наручниками к батарее, а впоследствии поливал водой в душевой. Все это А. делал один, без помощи Н. После этого он подписал какие-то бумаги, как чистые листы, так и заполненные.

Со стороны Н. никаких угроз и активных действий по отношению к нему не было, наоборот подсудимый пытался успокоить А., но последний кричал, что убьет его (Б.). Затем А. сказал, что его жена должна 50 000 долларов США, которые нужно отдать и тогда его отпустят, на что он согласился и позвонил своему другу Ф., сообщив о произошедшей ситуации. В дальнейшем переговоры с Ф. вел А. Под утро, примерно в 05 час. они приехали на Москва, ул. Дубнинская, дом 13 к ресторану, где А. посадил его в автомашину, за рулем которой находился В., оставаясь при этом рядом, в то время, как Н. куда-то отошел. Затем пришел Ф., принес пакет с деньгами, которые А. сказал положить на переднее сидение, после чего все были задержаны сотрудниками полиции. Что касается показаний, данных на предварительном следствии, то следователи несколько раз переписывали его показания, поэтому он подписывал протоколы допросов, не читая их.

Анализируя показания потерпевшего, данные им при производстве предварительного расследования, суд считает, что они являются достоверными, правдивыми, поскольку наиболее полно отражают действительную картину происходящих событий, согласуются с фактическими обстоятельствами дела и объективно подтверждаются показаниями допрошенных по делу свидетелей, а также письменными доказательствами. При этом суд отмечает, что на предварительном следствии Б. давал подробные и обстоятельные показания относительно действий как непосредственно самого Н., так и его соучастника. Изменение потерпевшим своих первоначальных показаний в процессе судебного разбирательства, суд расценивает как желание преуменьшить роль подсудимого и тем самым смягчить ему наказание за содеянное.

Версию подсудимого А., отрицающего свою причастность к совершению инкриминируемых ему преступлений, суд считает несостоятельной, так как она полностью опровергается первоначальными показаниями потерпевшего Б., данными при производстве предварительного расследования, которые суд признавая допустимыми и достоверными, кладет в основу обвинительного приговора, а также показаниями свидетелей и иными вышеизложенными по делу доказательствами.

Из показаний подсудимого А., данных им в присутствии защитника в качестве подозреваемого и обвиняемого в ходе производства предварительного расследования, оглашенных в судебном заседании на основании п.1 ч. 1 ст. 276 УПК РФ, следует, что все показания подсудимого А. непоследовательны и противоречивы, что свидетельствует о неискренности подсудимого А. и расценивается как стремление уйти от уголовной ответственности.

Следственными органами действия А. квалифицированы как вымогательство, то есть требование передачи чужого имущества или права на имущество или совершения других действий имущественного характера под угрозой применения насилия, группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, в целях получения имущества в особо крупном размере; а также в совершении разбоя, то есть нападения в целях хищения чужого имущества, совершенного с угрозой применения насилия, опасного для жизни или здоровья, совершенной группой лиц по предварительному сговору, а равно с применением предметов, используемых в качестве оружия.

При квалификации действий подсудимого суд учитывает, что согласно приговора, Н. признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных п. «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ и ч. 2 ст. 162 УК Р Ф. В силу ст. 90 УПК РФ, обстоятельства установленные вступившим в законную силу приговором признаются судом без дополнительной проверки.

Таким образом после тщательного исследования всех доказательств по делу, действия А. суд квалифицирует по п. «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ, так как он совершил вымогательство, то есть требование передачи чужого имущества и права на имущество под угрозой применения насилия, группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, в целях получения имущества в особо крупном размере.

А. совместно с соучастником - Н., угрожая Б. применением насилия, реальность которой была подкреплена причинением физического насилия, причинив потерпевшему телесные повреждения, не расценивающиеся как вред здоровью, применив тем самым насилие, незаконно потребовал у последнего передачи денежных средств в сумме 1 500 000 руб. и права на имущество - жилой дом, стоимостью 30 000 000 руб., преследуя корыстную цель получения имущества в особо крупном размере.

Поскольку вымогательство было сопряжено с непосредственным изъятием имущества потерпевшего -денежных средств, мобильного телефона и паспорта, имеет место реальная совокупность преступлений и суд также квалифицирует действия А. по ч. 2 ст. 162 УК РФ, как разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, с угрозой применения насилия, опасного для жизни или здоровья, группой лиц по предварительному сговору, исходя из внесенных изменений в ч. 2 ст. 162 УК РФ, улучшающих положение подсудимого, и требований ст. 10 УК Р Ф.

Вместе с тем суд считает необходимым исключить из обвинения квалифицирующие признаки, вмененные подсудимому органом предварительного расследования, «применение насилия, опасного для жизни или здоровья, а равно с применением предметов, используемых в качестве оружия», как не нашедшие своего объективного подтверждения представленными по делу доказательствами.

В процессе судебного разбирательства установлено, что в момент завладения имуществом Б. в помещении номера гостиничного комплекса, ни подсудимый А., ни его соучастник - Н. не применяли в отношении потерпевшего насилие, опасное для жизни или здоровья, ограничившись лишь демонстрацией пистолета, являющегося стандартным пневматическим газобаллонным пистолетом, который Б. на тот момент воспринимал, как боевое оружие, не имея намерений использовать его для причинения телесных повреждений потерпевшему.

Наличие предварительного сговора, как при совершении вымогательства, так и разбойного нападения, подтверждается, согласованностью действий А. и его соучастников, договоренностью о распределении ролей в целях осуществления преступного умысла, что указывает о формировании умысла на совершение преступления до начала действий, непосредственно направленных на хищение чужого имущества.

Давая оценку имеющимся по делу доказательствам в их совокупности с точки зрения достаточности для разрешения уголовного дела, суд приходит к выводу, что вина А., в совершении преступлений, предусмотренных п. «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ, ч. 2 ст. 162 УК РФ, нашла свое подтверждение в процессе судебного разбирательства.

При назначении наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, относящихся в соответствии со ст. 15 УК РФ к категории особо тяжкого и тяжкого, личность подсудимого, который впервые привлекается к уголовной ответственности, на учетах у врачей нарколога не состоит. В соответствии с заключением проведенной на стадии предварительного расследования амбулаторной первичной судебно-психиатрической экспертизы, А.

Суд, соглашаясь с выводами экспертного заключения, не усматривает оснований сомневаться в объективности сделанных экспертами выводов относительно психического состояния здоровья подсудимого и признает А. вменяемыми при совершении инкриминируемых им деяний и полагает, что А. должен и может нести уголовную ответственность за совершенное ими преступление.

Обстоятельством, смягчающим наказание подсудимому, суд на основании ч. 2 ст. 61 УК РФ суд усматривает в том, что А. является «данные изъяты». Обстоятельств, отягчающих наказание, предусмотренных ст. 63 УК РФ, судом не установлено.

Исходя из фактических обстоятельств дела, данных о личности подсудимого и его состояния здоровья, мнения потерпевшего, не настаивавшего на строгом наказании, учитывая степень и роль подсудимого при совершении преступления, тяжесть совершенных преступлений и наступившие последствия, в результате преступных деяний А. и его соучастника, а также принимая во внимание, что А. скрылся от следственных органов и длительное время находился в розыске, суд не усматривая достаточных оснований для применения положений ст. ст. 64, 73 УК РФ, приходит к выводу, что цели исправления А. и предупреждения совершения им новых преступлений могут быть достигнуты только в условиях изоляции от общества. При назначении основного вида наказания суд находит возможным не назначать дополнительные наказания в виде штрафа и ограничения свободы, предусмотренные санкциями ч. 2 ст. 162 УК РФ и ч. 3 ст. 163 УК Р Ф.

Определяя вид исправительного учреждения, суд руководствуется требованиями п. «в» ч. 1 ст. 5 8 УК РФ и назначает А. отбывание наказания в исправительной колонии строгого режима, как лицу совершившему особо тяжкое преступление, ранее не отбывавшему лишение свободы.

В судебном заседании потерпевший (гражданский истец) Б. отказался от поддержания своих исковых требований в размере 5 000 руб., заявленных им на стадии предварительного расследования.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 299, 307, 308 и 309 УПК РФ, суд приговорил:

Признать А. виновным в совершении преступлений, предусмотренных п. «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ, ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции ФЗ № 26-ФЗ от 07.03.2011 г.) и назначить ему наказание:

- по п. «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ в виде лишения свободы сроком на 9 (девять) лет;

- по ч. 2 ст. 162 УК РФ - в виде лишения свободы сроком на 4 (четыре) года.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно назначить А. наказание в виде лишения свободы сроком на 9 (девять) лет 6 (шесть) месяцев, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Срок отбывания наказания А. исчислять с зачетом времени содержания его под стражей до судебного разбирательства, включая срок задержания.

Меру пресечения А. до вступления приговора в законную силу оставить без изменения - заключение под стражей.

Вещественные доказательства - хранящиеся в камере хранения вещественных доказательств СЧ СУ при УВД по САО г. Москвы оставить по принадлежности.

Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке, в судебную коллегию по уголовным делам Московского городского суда в течение десяти суток со дня его постановления, разъяснив, что в случае подачи апелляционной жалобы, осужденный вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении дела судом апелляционной инстанции, о чем он должен указать в апелляционной жалобе.

Вымогательство под угрозой применения насилия;

Вымогательство под угрозой уничтожения чужого имущества;

Лёгкий вред здоровью вместо вымогательства;

Покушение на грабёж вместо вымогательства;

Вымогательство с применением насилия, в крупном размере;

Вымогательство под угрозой повреждения чужого имущества;

Вымогательство группой лиц, с применением насилия;

Вымогательство и похищение человека, с применением насилия;

Вымогательство под угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего, в целях получения имущества в особо крупном размере;

Практика районных судов Москвы по хищениям;

Судебная практика по экономическим преступлениям;

Практика районных судов Москвы по уголовным делам;

Практика Московского городского суда по уголовным делам;

Практика районных судов Москвы по наркотикам;

Уголовные дела;

Адвокат по уголовным делам в Домодедово