Практика районных судов Москвы по преступлениям против личности.

Адвокат по уголовным делам в Москве: moscow +7 (499) 653-60-72 (968) ///////// federalniy +8 (800) 500-27-29 (244)

Адвокат по уголовным делам
Адвокат по уголовным делам Терентьевский П.А.

Вымогательство и распространение позорящих сведений; Соучастие в вымогательстве; Угроза при вымогательстве; Одно или несколько вымогательств;

Лёгкий вред здоровью вместо вымогательства.

Тимирязевский районный суд г. Москвы, при секретаре, с участием, государственного обвинителя помощника Тимирязевского межрайонного прокурора г. Москвы, подсудимого О., защитника в лице адвоката, а также с участием потерпевшей М., рассмотрев материалы уголовного дела в отношении О., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 - побои, ч. 1 ст. 119 - угроза убийстом, ч. 1 ст. 163 УК РФ - вымогательство, установил:

О. виновен в совершении иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 УК РФ - лёгкий вред здоровью.

Вымогательство за побои.

Так он, 10 сентября, в период с 15 часов 40 минут до 16 часов 10 минут, находясь в состоянии алкогольного опьянения в квартире по месту жительства по Москва, Дмитровское ш., дом 96, корпус 5, на почве возникших неприязненных отношений, вступил в словесный конфликт с малолетним С., в ходе которого, имея умысел на совершение иных насильственных действий, схватил за обе руки С. и с силой стал тянуть его на себя, отчего ребенок упал. После чего, находясь в кухне, он, продолжая противоправные действия, подошел к ребенку и во исполнение своего преступного умысла, с силой потащил С. за обе руки в детскую комнату. После чего, находясь в детской комнате подошел к сидящему на стуле ребенку и держал над его головой швейную машинку О., которую откинула в сторону М., опасаясь за жизнь ребенка. Затем он схватил малолетнего С. за руки, положил его лицом на диван, обхватил руками за шею и стал душить, причиняя малолетнему С. физическую боль и страдания. В результате противоправных действий он причинил малолетнему С. телесные повреждения в виде: О., которые согласно заключению эксперта, не влекут за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительную стойкую утрату трудоспособности, поэтому расцениваются как повреждения, не причинившие вреда здоровью потерпевшего, не повлекшие последствий, указанных в ст. 115 УК РФ, но причинившие физическую боль. Вымогательство, убийство и тяжкие телесные повреждения.

Он же совершил угрозу убийством, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы. Вымогательство переквалифицировано в побои и угрозу убийством.

Так он, 10 сентября, в период с 15 часов 40 минут до 16 часов 10 минут, находясь в состоянии алкогольного опьянения в квартире по месту жительства, в детской комнате, по Москва, Дмитровское ш., дом 96, корпус 5, учинил скандал с М., в ходе которого, имея умысел на совершение угрозы убийством, и действуя во исполнение своего преступного умысла, взял швейную машинку О., которую поднял над головой сидящего на стуле Ж. М., испугавшись за жизнь и здоровье сына, откинула швейную машинку в сторону, а малолетний С., испугавшись действий О., прятался под стол. При этом он, в продолжение своего преступного умысла выкрикивал словесные угрозы физической расправой в адрес М. и ее малолетнего ребенка С. Затем он, схватил малолетнего С. за руки, и оттащив его в комнату, положил лицом на диван, после чего схватил руками за шею и стал душить. В результате указанных действий С. стал задыхаться и хрипеть, отчего испытывал чувство страха и физическую боль. Угрозу убийством М. и С. восприняли реально, поскольку в отношении потерпевшего были совершены насильственные действия, угрожающие его жизни и здоровью, при этом у М. и С. имелись все основания опасаться осуществления этой угрозы.

Подсудимый О. виновным себя признал частично. В судебном заседании подсудимый показал, что проживал с М. в гражданском браке, вели совместное хозяйство. Он работал неофициально. Заработанные деньги отдавал М. С сыном М. у него сложились хорошие, дружеские отношения. О. 10 сентября утром он ушел из дома, однако на работу не поехал, а начал употреблять слабоалкогольный коктейль. Домой он пришел примерно в 12 часов и лег спать. Когда проснулся, М. с сыном собирались на занятия. Он выпил еще коктейля и лег спать. К возвращению М. и С., он уже находился в состоянии сильного алкогольного опьянения. Он хотел уйти из квартиры, но М. спрятала ключи и не выпускала его. На этой почве между ними произошел скандал. М. ушла в комнату к ребенку. Он также зашел в комнату, где между ним и М. произошла потасовка, в ходе которой пострадал С., но он ребенка не душил, слова угрозы никому не высказывал, возможно в ходе потасовки оттолкнул ребенка, который заступался за М. Потом он попросил у М. денег. Она дала О., однако ему этого было мало. Тогда он попросил золотую цепочку. Когда М. отказала, сказал, что заберет стиральную машину. Между ними вновь началась потасовка, М. больно укусила его и тогда он один раз ее ударил. В этот момент ребенок вновь был между ними. Потом он взял цепочку и ушел из квартиры. Замахивался ли на ребенка швейной машинкой, не помнит. Утверждает, что слова угрозы не высказывал, ребенка не душил, ударов ему не наносил. Потерпевшая его оговаривает. Сожалеет о случившемся.

Несмотря на частичное признание подсудимым О. своей вины, его вина подтверждается следующими доказательствами:

Показаниями малолетнего потерпевшего Ж., оглашенными в судебном заседании на основании ст. 281 УПК РФ, с согласия сторон, о том, что проживает по Москва, Дмитровское ш., дом 96, корпус 5, с мамой в их квартире. Ранее у них проживал он Е., которого он называл сначала по имени, а потом папой. Он посещает детский сад, у него много друзей. Его воспитывает мама, которая его любит и не обижает. Он маму любит. он Е. его не любит, он всегда ругался на него, обзывал нехорошими словами. Также он ругался с мамой, когда приходил домой пьяным в грязной одежде и от него исходил неприятный запах. Мама ругала она Е., за то, что он употребляет спиртное и просила его не пить. Иногда он Е. слушал маму, а иногда нет. Не так давно он Е. пришел домой пьяным, от него плохо пахло, стал ругаться плохими словами на него и маму, размахивал руками. Он испугался и спрятался под стол. Он видел, как он Е. толкал маму, кричал, высказывая плохие слова. Мама и он плакали, просили она успокоиться, но он их не слушал. Он и мама были в кухне, а после О. схватил его за горло руками, ему было очень больно, он плакал. О. говорил при этом ругательные слова. Он испугался его. На шее у него остались следы. Мама укусила О. за руку, и он его отпустил. она Е. он боится и не хочет, чтобы он возвращался к ним домой. ( л.д. 166-168).

Показаниями законного представителя малолетнего потерпевшего М., допрошенной в судебном заседании, о том, что проживает по Москва, Дмитровское ш., дом 96, корпус 5, совместно с малолетним сыном Ж. О. В О. она познакомилась с О. и стали совместно проживать. С ее сыном у она сложились нормальные отношения. Она знала, что он злоупотребляет спиртными напитками, но по возвращению в О. в Москву, он закодировался. 10 сентября, примерно в 08 часов 30 минут, О. ушел из дома на работу. Примерно в 12 часов он вернулся в состоянии алкогольного опьянения, принес алкогольный коктейли. Между нею и оным произошла ссора на этой почве, после чего он лег спать. Ей надо было ехать с ребенком на занятия, поэтому она закрыла О. в квартире. Примерно в 14 часов, она и ребенок вернулись домой. О. спал. Примерно в 14 часов 20 минут, О. проснулся. Она и ребенок находились в кухне, куда зашел О. и спросил, как прошли занятия. Она сказала, что занятия отменили. Тогда он стал кричать на ребенка, держа руками ребенка за плечи, вытолкнул его в комнату, и пошел за ним. В комнате О.продолжил кричать на ребенка, размахивал руками, высказывал сыну претензии по поводу того, что в комнате не убрано. Она пыталась успокоить она, который периодически выходил в другую комнату, а затем вновь возвращался в комнату к сыну.

Примерно в 15 часов 40 минут, когда он в очередной раз зашел в комнату, где она находилась с ребенком, стал кричать на ребенка, высказывал слова угрозы убийством, схватил швейную машинку и замахнулся в сторону ребенка. Она, испугавшись за ребенка, оттолкнула руку она. он опустил машинку и стал вытаскивать ребенка из-за стола, обхватив его с силой руками. Сын стал плакать. Она пыталась оттащить она от сына. Втроем они упали на пол. О. зажал шею ребенка рукой, она, испугавшись за жизнь сына, укусила она за руку, чтобы он отпустил ребенка. В ответ он ударил ее несколько раз кулаком по голове и выбежал из комнаты, при этом кричал, что она и сын до вечера не доживут. Угрозы О. она восприняла всерьез, за свою жизнь и жизнь ребенка испугалась реально. О. находился в агрессивном состоянии, вел себя неадекватно. На какое-то время О. успокоился, попросил его накормить, завязал с ней разговор.

Примерно 16 часов 10 минут, в ходе разговора с ней, О. вновь набросился на сына, схватил за обе руки и потащил в комнату, где уложив на диван лицом вниз, взял двумя руками за шею и стал душить. Сын захрипел, она оттолкнула О. и с сыном закрылись в комнате сына, однако он выбил дверь, сломав дверную коробку, и продолжил высказывать слова угрозы. Она попыталась успокоить она. На какое-то время он успокоился, а затем вновь стал кричать. Затем он ушел из квартиры, взяв О. и ее золотую цепочку. Показала, что угрозы, высказанные оным в ее адрес и в адрес ребенка, она восприняла реально. В результате действий она у сына на шее образовалась гематома и под мышкой была ссадина. Ребенок был очень напуган. Показала, что претензий в настоящее время к ону не имеет, на строгом наказании не настаивает.

Показаниями свидетеля К., допрошенной в судебном заседании, о том, что она проживает по Москва, Дмитровское ш., дом 96, корпус 5 одна. Ей было известно, что дочь, М., проживала с оным. Она была против их совместного проживания, так как со слов дочери знала, что он злоупотребляет спиртными напитками, не желает работать. 10 сентября она находилась на работе, когда, примерно в 16 часов, ей позвонила дочь, которая плакала, сказала, что О. ушел из дома. Она сказала, что это хорошо. Дочь ей рассказала, что О., находясь в состоянии алкогольного опьянения, устроил дома скандал, нанес ей удары по голове кулаком, душил внука С., при этом высказывал угрозы убийством. Затем стал требовать деньги, дочь передала ему незначительную сумму, поскольку больше у нее денег не было. После чего О., угрожая дочери, потребовал передать ему золотую цепь.

Дочь передала О. принадлежащую ей золотую цепь, которую ей подарил покойный отец. Она позвонила на мобильный телефон О. и сказала ему, чтобы он близко не подходил к дому, иначе она позвонит в службу «02». О. не дослушав ее, отключил телефон. Через несколько минут О. перезвонил ей, стал высказывать нецензурную брань в ее адрес и словесные угрозы физической расправой. Она не стала этого слушать, отключила телефон, перезвонила дочери и сказала, что нужно звонить в службу «02». Дочь сказала, что она позвонила в отдел полиции, приходил участковый полиции, и что ей нужно прибыть в ОМВД Дмитровский г. Москвы, но она боится выходить из дома. Тогда она сказала дочери, чтобы та дождалась ее, чтобы вместе пойти в отдел полиции, что они и сделали. По данному факту дочь написала заявление. Когда она пришла к дочери, внук ей рассказал, что он трепал его, кричал, стучал в дверь, сломал детскую кроватку. У внука она увидела О. Показала, что внук О., что выражается то в повышенной активности, то в обиде, особенно, если у него что-то не получается и ему противопоказаны эмоциональные нагрузки. После произошедшего дочь с внуком некоторое время жили у нее, так как боялись она.

Показаниями свидетеля Л., оглашенными в судебном заседании на основании ст. 281 УПК РФ, с согласия сторон, о том, что фактически проживает по Москва, Дмитровское ш., дом 96, корп. 5 Ему известно, что с недавнего времени с М., проживающей в квартире их дома, стал проживать мужчина по имени О. После первого знакомства с О., он его длительное время не видел, они не общались. В начале О., точную дату он не помнит, примерно в 23 часа 30 минут, О. позвонил ему и попросил подъехать к магазину по Москва, Дмитровское ш., дом 96, корпус 5, чтобы поговорить. По прибытии, он увидел О. в состоянии алкогольного опьянения. О. присел в салон его автомашины, кому-то звонил по сотовому телефону и спрашивал разрешения переночевать. Как он понял, О. отказали, потому, что после этого О. стал у него просить разрешения переночевать в его автомашине, на что он ответил отказом. Он довез О. до дома и пошел к себе. Примерно через 5 минут О. позвонил к нему в квартиру по домофону и попросил его позвонить М., ссылаясь на то, что она ему не отвечает. Он позвонил М., которая пояснила, что она с сыном находится у своей матери. В его присутствии О. просил у М. ночлега, но получил отказ. После разговора О. сказал, что раз М. не пускает его, то он разобьет ей окна в квартире, которая расположена на первом этаже. Он от этого проступка О. отговорил. Когда О. ведет нормальный образ жизни и не пьет спиртное, он все делает для семьи и дома. Когда срывается, то пьет длительное время, становится неадекватным, делает что попало и находится в окружении таких же людей. ( л. д. 184-188).

Показаниями свидетеля Д., допрошенной в судебном заседании, о том, что О. приходится ей сыном. О. дважды был женат. От первого брака имеется дочь. Находясь в состоянии алкогольного опьянения, сын становиться агрессивным. Ей известно, что сын проживал более года с М. и ее ребенком. Она была у них в квартире и видела, что сын сделал в квартире ремонт. Сын всегда работал, но неофициально, отдавал М. деньги. Никаких жалоб со стороны М. в адрес сына не было. Между сыном и С. отношения хорошие, мальчик по своей инициативе называл О. папой. О произошедшем ей известно, однако считает, что сын не мог высказывать слова угрозы убийством или вымогательства.

К показаниям подсудимого О. о том, что слова угрозы в адрес С. и М. он не высказывал, вымогательства не осуществлялС. не душил и не причинял ему физическую боль, суд относится критически, расценивает их как способ защиты, направленный на смягчение наказания за содеянное. Указанные показания опровергаются показаниями потерпевшего Ж., исследованными в судебном заседании, показаниями законного представителя потерпевшего М., свидетеля К., допрошенных в судебном заседании, приведенными выше, не доверять которым у суда оснований не имеется, так как данные показания согласуются как между собой, так и с иными письменными доказательствами по делу, в том числе заключением судебно-медицинского эксперта с выводами о наличии у потерпевшего С. телесных повреждений. Оснований для оговора подсудимого судом не установлено.

Суд также отмечает, что при допросе в качестве подозреваемого в присутствии адвоката, О., показания которого были оглашены в судебном заседании на основании ст. 276 УПК РФ, показал, что не помнит, высказывал ли в адрес М. и ее ребенка слова угрозы, но не исключает этого, поскольку у М. нет оснований для его оговора. В ходе скандала он оттолкнул М. руками в плечи. Ребенок плакал и кричал, чтобы он отпустил мать. Находясь в комнате, насколько он помнит, он схватил ребенка за горло двумя руками и поднял его в таком положении вверх. Также он хватал ребенка за руки и тянул его в свою сторону, не исключает, что когда ребенок вырывался, мог схватить его за другие части тела, в связи с чем у ребенка от его действий могли быть телесные повреждения причинившие лёгкий вред здоровью. Он видел, что ребенок был напуган, плакал. Чтобы он отпустил ребенка, она укусила его за предплечье правой руки. Вину признает, в содеянном раскаивается.

Данные доказательства получены в соответствии с требованиями норм уголовно-процессуального закона, отражают фактические обстоятельства уголовного дела, в связи с чем суд кладет их в основу обвинительного приговора.

Оценивая собранные по делу доказательства в их совокупности, суд находит вину О. в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 116 УК РФ, ч. 1 ст. 119 УК РФ, установленной и доказанной, так как О. совершил иные насильственные действия, причинившие физическую боль, но не повлекшие последствий, указанных в ст. 115 УК РФ - лёгкий вред здоровью, он же совершил угрозу убийством, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы.

Так О., на почве личных неприязненных отношений, в ходе ссоры, причинил физическую боль малолетнему потерпевшему С., умышленно хватая последнего руками за руки и иные части тела, замахнулся на последнего игрушечной машинкой после чего повалил потерпевшего на диван и стал сжимать руки в области шеи, при этом высказывая слова угрозы убийством. В результате указанных действий О. у малолетнего потерпевшего С. образовались гематомы, при этом угрозу убийством потерпевший С. и М. восприняли реально, так как О. вел себя агрессивно.

Органами дознания О. обвинялся в вымогательстве, то есть требовании передачи чужого имущества под угрозой применения насилия, предусмотренного ч. 1 ст. 163 УК РФ. Вымогательство под угрозой применения насилия.

В судебном заседании государственный обвинитель отказался от поддержания указанного обвинения в вымогательстве, в связи с чем, судом вынесено постановление о прекращении уголовного дела по вымогательству.

Оценивая данные показания, суд отмечает, что они лишь подтверждают факт проживания О. по указанному адресу, и не свидетельствуют о наличии либо отсутствии в действиях она состава преступления, также не содержат в себе характеризующих О. сведений.

При назначении наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, а также данные о личности подсудимого. С учетом всех обстоятельств дела, данных о личности подсудимого, учитывая мнение потерпевшей относительно вида наказания, суд считает, что достижение целей наказания: исправление осужденного и предупреждение совершения им новых преступлений, возможно без реального отбывания наказания в местах изоляции от общества, с применением ст. 73 УК РФ, с возложением на О. исполнения определенных обязанностей.

Вещественное доказательство: подлежит оставлению по принадлежности.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст.307-309 УПК РФ, суд приговорил:

О. признать виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 116 УК РФ, ч. 1 ст. 119 УК РФ, и назначить ему наказание: по ч. 1 ст. 116 УК РФ в виде исправительных работ сроком на 6 месяцев, с удержанием ежемесячно О. заработка осужденного в доход государства;

по ч. 1 ст. 119 УК РФ в виде лишения свободы сроком на 1 год 6 месяцев.

В соответствии с ч. 2 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем поглощения менее строгого наказания более строгим, окончательно назначить О. наказание в виде лишения свободы сроком на 1 год 6 месяцев.

На основании ст. 73 УК РФ, назначенное О. наказание, считать условным с испытательным сроком в течение 2-х лет, возложив на О. исполнение определенных обязанностей: не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденного, один раз в месяц являться на регистрацию в уголовно-исполнительную инспекцию по месту жительства, пройти курс лечения от алкоголизма.

Меру пресечения О. до вступления приговора в законную силу оставить без изменения – подписку о невыезде и надлежащем поведении. Вещественное доказательство, оставить по принадлежности.

Приговор может быть обжалован в кассационную инстанцию Московского городского суда в течение 10 суток со дня его провозглашения. В случае подачи кассационной жалобы осужденный вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении жалобы судом кассационной инстанции, указав об этом в кассационной жалобе, возражениях на жалобу или представление.

Вымогательство под угрозой применения насилия;

Вымогательство под угрозой уничтожения чужого имущества;

Вымогательство под видом сотрудиков полиции;

Покушение на грабёж вместо вымогательства;

Вымогательство с применением насилия, в крупном размере;

Вымогательство под угрозой повреждения чужого имущества;

Вымогательство группой лиц, с применением насилия;

Вымогательство и похищение человека, с применением насилия;

Вымогательство под угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего, в целях получения имущества в особо крупном размере;

Практика районных судов Москвы по хищениям;

Судебная практика по экономическим преступлениям;

Практика районных судов Москвы по уголовным делам;

Практика Московского городского суда по уголовным делам;

Практика районных судов Москвы по наркотикам;

Уголовные дела;

Адвокат по уголовным делам в Домодедово