Практика районных судов Москвы по уголовным делам

Адвокат по уголовным делам в Москве moscow +7 (499) 653-60-72 (968) ///////// federalniy +8 (800) 500-27-29 (244)

Адвокат по уголовным делам
Адвокат по уголовным делам Терентьевский П.А.

Взятка участковому уполномоченному; Взятка опреруполномоченному; Взятка за общее попустительство по службе; Взятка в значительном размере;

Взятка участковому уполномоченному.

Тимирязевский районный суд г. Москвы в составе председательствующего судьи Лифановой Н.В., при секретарях Ралдугиной Ю.С., Крюкове Д.А., Чудовой А.А., с участием государственного обвинителя помощника прокурора Северного административного округа г. Москвы Матвеева Д.В., подсудимого В.а В.В., защитника в лице адвоката, рассмотрев материалы уголовного дела в отношении В.а В.В., «данные изъяты», не судимого, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст. 290 УК РФ, установил:

В. В.В. совершил получение взятки, то есть получение должностным лицом взятки в виде денег за совершение действий в пользу взяткодателя, если такие действия входят в служебные полномочия должностного лица, в значительном размере, а именно:

в период времени с 13.10.2014 по 22.10.2014 в ОМВД России по району Восточное Дегунино г. Москвы поступили заявления «ФИО»2, зарегистрированное в книге учета сообщений о происшествиях ОМВД России по району Восточное Дегунино г. Москвы 13.10.2014 за «№», «ФИО»3, зарегистрированное в книге учета сообщений о происшествиях ОМВД России по району Восточное Дегунино г. Москвы 14.10.2014 за «№», «ФИО»4, зарегистрированное в книге учета сообщений о происшествиях ОМВД России по району Восточное Дегунино г. Москвы 14.10.2014 за «№», «ФИО»5,зарегистрированное в книге учета сообщений о происшествиях ОМВД России по району Восточное Дегунино г. Москвы 22.10.2014 за «№», о невыполнении ООО «...», расположенного по адресу: «адрес», в лице генерального директора «ФИО»6 договорных обязательств по договорам на изготовление и установку пластиковых окон, заключенных между указанными гражданами и ООО «...». По указанию руководства ОМВД России по району Восточное Дегунино г. Москвы на основании ст.ст. 40, 144 УПК РФ, проведение проверки в порядке ст.ст. 144-145 по указанным заявлениям граждан было поручено В.у В.В., являющемуся на основании приказа начальника УВД по «...» ГУ МВД России по г. Москве «№» л/с от 30.08.2013 должностным лицом, наделенным в соответствии со ст.ст. 12, 13 Федерального закона от 07.02.2011 № 3-ФЗ «О полиции» распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости, то есть исполняющим функции представителя власти - участковым уполномоченным полиции отделения участковых уполномоченных полиции отдела МВД России по району «...» г. Москвы, в чьи служебные полномочия в соответствии с должностным регламентом, утвержденным начальником ОМВД России по району Восточное Дегунино г. Москвы 16.08.2013, входит принятие по заявлениям о преступлениях своевременных мер, предусмотренных законодательством. В период времени с 13.10.2014 по 03.11.2014, точную дату в ходе следствия установить не представилось возможным, у В.а В.В., находящегося в г. Москве, возник умысел на получение от генерального директора ООО ««...» «ФИО»6 взятки в виде денег за совершение в пользу «ФИО»6 действий, входящих в служебные полномочия В.а В.В., а именно за вынесение постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела по находящимся у В.а В.В. на исполнении материалам проверок в отношении «ФИО»6 Для реализации своего преступного умысла В. В.В. 03.11.2014, в период времени с 10 до 14 часов, находясь в помещении опорного пункта полиции «№» отдела МВД России по району «...» г. Москвы по адресу: г. Москва, ул. Дубнинская, д. 34, в ходе беседы предложил «ФИО»6 передать ему, В.у В.В., взятку за совершение в пользу - «ФИО»6 действий, входящих в служебные полномочия В.а В.В., а именно за вынесение постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела по всем находящимся у В.а В.В. на исполнении материалам проверок в отношении «ФИО»6 по фактам неисполнения договорных обязательств ООО «...», на что «ФИО»6 согласился передать В.у В.В. мобильный телефон «...» стоимостью свыше 25 000 рублей, что является значительным размером. В. В.В. в ответ на это предложил «ФИО»6 передать ему деньги, эквивалентные стоимости мобильного телефона «...», то есть свыше 25 000 рублей, что является значительным размером, на что «ФИО»6 ответил согласием. Продолжая реализацию своего преступного умысла, направленного на получение от «ФИО»6 взятки в виде денег в значительном размере, В. В.В. 12.11.2014, в период времени, примерно с 17 часов до 18 часов 15 минут, находясь в помещении опорного пункта полиции «№» отдела МВД России по району «...» г. Москвы по адресу: г. Москва, ул. Дубнинская, д. 34, лично получил от «ФИО»6 взятку в виде денег в сумме 40 000 рублей, конверт, в котором находились две денежные купюры по 5000 рублей и шесть муляжей денежных купюр по 5000 рублей, то есть в значительном размере, за совершение в пользу «ФИО»6 действий, входящих в служебные полномочия В.а В.В., а именно за вынесение в порядке, установленном ст.ст. 40, 144, 145 УПК РФ, постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении «ФИО»6 по находящимся у В.а В.В. на исполнении материалам проверок по заявлениям гр. «ФИО»2, «ФИО»3, «ФИО»4, «ФИО»5, «ФИО»7.

Подсудимый В. В.В. свою вину не признал. В судебном заседании подсудимый показал, что в должности участкового уполномоченного ОМВД России по району «...» г. Москве состоит с августа 2013 года. В конце октября 2014 года стали поступать заявления граждан по факту мошеннических действий ООО «...» и гр.«ФИО»6, которые находились у него на исполнении, одно заявление находилось на исполнении у УММ «ФИО»1. «ФИО»1 вызвал для получения объяснений коммерческого директора ООО «...», который сообщил, что «ФИО»6 продает свой автомобиль, выставив на сайте «адрес». Позвонив по указанному на сайте номеру телефона, он (В.) договорился о встрече с «ФИО»6 под видом покупателя около платформы «...». 3 ноября 2014 года, утром в 8-9 часов, первым на встречу приехал «ФИО»1. Когда на встречу приехал он, «ФИО»1 вместе с «ФИО»6 подошли к его автомашине. Он представился «ФИО»6, предъявил удостоверение, сообщил о наличии в отношении него заявлений граждан и предложил проследовать на опорный пункт. «ФИО»6 добровольно сел в его автомобиль и проследовали на опорный пункт. Находясь на опорном пункте, «ФИО»6 вспомнил, что забыл в автомашине документы. «ФИО»1 съездил с «ФИО»6 за документами.

Когда они вернулись, он получил от «ФИО»6 объяснения. Беседу с «ФИО»6 он вел в присутствии участковых «ФИО»1 и «ФИО»8. Во время разговора «ФИО»6 спросил, можно ли повлиять на это дело и «сколько вешать в граммах», на что он (В.) ничего не ответил. На его рабочем месте находились два мобильных телефона марки «...» и «...», принадлежащие ему. «ФИО»6 сказал, что модель его телефонов устарела и предложил отблагодарить его телефоном марки «...», на что он (В.) также ничего не ответил. «ФИО»6 попросил справку о том, что находился на опорном пункте. Получив данную справку, «ФИО»6 удалился. Он (В.) сказал что позвонит, если будут поступать другие заявления. Спустя некоторое время он позвонил «ФИО»6 с целью получения объяснений. Когда «ФИО»6 явился, стал говорить, что продаст машину и отблагодарит его (В.а В.В.), не высказывая реальных намерений. Он получил объяснения и «ФИО»6 удалился. Затем стали поступать звонки от «ФИО»6, в ходе которых он постоянно говорил, что продает машину, но продать не может. На это он (В.) сказал последнему, чтобы он меньше говорил по телефону.

Так сказал, чтобы «ФИО»6 высказал реальные действия по прибытии на опорный пункт. 12 ноября 2014 года он находился на рабочем месте, по адресу г. Москва, ул. Дубнинская, д.34, в помещении опорного пункта. На мобильный телефон позвонил «ФИО»6 и сказал, что заедет на опорный пункт. У него (В.а) на этот период находилось еще одно заявление в отношении «ФИО»6. Спустя некоторое время «ФИО»6 пришел. Он (В.) долго не мог найти материл КУСП и нашел его в кабинете, который расположен напротив выхода. Взяв заявление, он (В.) направился на рабочее место, расположенное в отдельном кабинете прямо по коридору. Распечатав объяснения, «ФИО»6 в них расписался, и они направились в кабинет, расположенный рядом с выходом. Он (В.) начал искать объяснения, когда нашел, попрощались с «ФИО»6 и «ФИО»6 ушел. Он (В.) закрыл за ним дверь и направился на свое рабочее место для заполнения служебных документов. Напротив него в кабинете сидел участковый «ФИО»8. Через некоторое время в дверь начали стучать. Он посмотрел в глазок, увидел участкового «ФИО»9, и двух сотрудников ОСБ. Поняв, что что-то произошло, т.к. на опорный пункт заходил «ФИО»6, посмотрев в кабинет, где был «ФИО»6, увидел на столе белый конверт. Испугавшись, он положил данный конверт в сумку «ФИО»9 и открыл дверь в опорный пункт. В помещение зашли сотрудники ОСБ, не предъявляя документов, не сообщая о том, что произошло, забрали табельное оружие, мобильные телефоны. Заместитель начальника ОСБ «ФИО»13 предложил добровольно выдать денежные средства. Были приглашены двое понятых, в присутствии которых спросили, имеются ли денежные средства, добытые преступным путем. Он сообщил, что имеется конверт, который оставил «ФИО»6, в отношении которого у него находились материалы КУСП.

Проследовав в кабинет, где лежал конверт, он достал конверт из сумки, сказав, что деньги не доставал и не видел. Когда стали просвечивать руки, то ничего не обнаружили. После того, как к его рукам прикоснулся сотрудник ОСБ «ФИО»15, появилось слабое свечение с тыльной стороны. Он просил пригласить адвоката при даче объяснений, но ему отказали. Были изъяты материалы КУСП. «ФИО»13 предложил дать информацию относительно руководства Отдела полиции. После того, как он отказался от очередного аналогичного предложения, был уволен 15.12.2014 года. Показал, что постановления об отказе в возбуждении уголовного дела были вынесены по согласованию с руководством ОМВД «...», не обратился в ОСБ относительно предложения «ФИО»6 по передаче нового мобильного телефона, так как «ФИО»6 не высказывал реальных формулировок. Слов «ФИО»6, о том, что он принес, как договаривались, и куда положить, он не слышал. Как «ФИО»6 положил на стол конверт, не видел. Умысла на получение взятки у него не было.

Несмотря на непризнание В.ым В.В. своей вины, вина подсудимого подтверждается следующими доказательствами:

Показаниями свидетеля «ФИО»6, допрошенного в судебном заседании, а также данными в ходе предварительного расследования и оглашенными в судебном заседании на основании ст. 281 УПК РФ (т.2 л.д.58-61), которые свидетель подтвердил в судебном заседании, о том, что с ноября 2012 года являлся генеральным директором ООО «...». Организация занималась установкой пластиковых окон. В связи с тем, что у организации возникли финансовые проблемы, и не было возможности выполнить заказы граждан, о чем информация была выложена на официальном сайте, в отдел полиции района «...» г. Москвы от граждан стали поступать заявления о наличии в его («ФИО»6) действиях мошенничества. В связи с тяжелым материальным положением он решил продать свой автомобиль, о чем дал объявление на сайте «адрес». 2 ноября 2014 года ему позвонил незнакомый мужчина, представился покупателем и договорились о встрече на следующее утро около магазина «...», расположенного на «адрес». 3 ноября 2014 года, утром, во время встречи с покупателем, последний оказался участковым уполномоченным полиции ОМВД России по району Восточное Дегунино г. Москвы «ФИО»1, который, не представившись, заломив ему руку, подвел к автомашине марки «...», из которой вышел мужчина, предъявил служебное удостоверение на имя В.а В.В. и сообщил, что он задержан, в связи с деятельностью ООО «...», после чего они проследовали на опорный пункт, по адресу: г. Москва, ул. Дубнинская, д.34. В. сказал ему, что в его действиях усматривается состав преступления, предусмотренного ст. 159 УК РФ, назвав наказание за данное преступление, и сообщил, что имеется два варианта развития событий : первый, В. соберет на него материалы, передаст их в прокуратуру, в отношении него будет возбуждено уголовное дело, которое, возможно, дойдет до суда. Он («ФИО»6) сказал, что в его действиях нет состава преступления, на это В. сказал, что даже если его не осудят, он будет очень долго «ходить» по кабинетам и тратить свое время и деньги на юристов. Также В. предложил второй вариант развития событий, а именно: В. соберет на него материалы проверки таким образом, что дальше В.а эти материалы не пойдут, и ему не придется больше никуда ходить, тем самым, он сэкономит время и деньги. После этого В. сказал ему, что ждет от него конкретных предложений. Он понял, что В. ждет от него, чтобы он назвал сумму денег, которые готов передать В.у в случае согласия на предложенный второй вариант развития события и спросил В.а : «сколько вешать в граммах», на это В. ответил: «Ты сначала назови, а мы обсудим». Видя, что В. пользуется мобильными телефонами марки «...» и «...», он предложил В.у купить для него новый телефон марки «...», стоимостью 40000 рублей, за решение проблемы таким способом, который В. ему изложил, на что В. сказал: «Зачем мне телефон, мне деньги нужны». Он («ФИО»6) дал понять, что согласен передать В.у деньги. Во время этого разговора в кабинете никого не было. После того, как он фактически озвучил В.у, что готов передать деньги, В., вспомнив, что он оставил в своей машине на сидении сумку-барсетку, попросил «ФИО»1, который в это время снова был в кабинете, отвезти его к машине, чтобы он забрал свою сумку. «ФИО»1 на своей машине отвез его к месту стоянки его машины, пока они ехали, «ФИО»1 с ним почти не общался. Когда они доехали до его машины, он сказал «ФИО»1, что хочет перегнать машину к опорному пункту, тот возражать не стал, поэтому он сел в машину и доехал на ней до опорного пункта.

Когда он вернулся на опорный пункт и продолжил разговор с В.ым, в ходе которого В. на компьютере записал его анкетные данные, составил с его слов текст объяснений, распечатал два бланка объяснений от своего имени, а также один бланк объяснений от имени «ФИО»1, которые он («ФИО»6) после прочтения подписал, он решил записать дальнейший разговор с В.ым, чтобы иметь возможность в дальнейшем обратиться с заявлением о противоправных действиях В.а в правоохранительные органы, для чего он включил на запись диктофон в своем телефоне «...». Когда он подписал все три объяснения, он попросил В.а выдать ему справку, о том, что он был у В.а, В. выдал ему эту справку. Когда он собрался уходить, В. спросил, не забыл ли он, о чем они договаривались. Он дал В.у понять, что помнит об их договоренности, сказав, что продаст свою машину и позвонит ему. В. на это сказал: «Жду. Не пропадай».

Выйдя из помещения опорного пункта, он («ФИО»6) решил, что если вопрос по заявлениям будет решен таким образом, то по следующим заявлениям ему также надо будет платить, поэтому в первый рабочий день, т.е. 5 ноября 2014 года обратился с заявлением в ОСБ по «...» округу г. Москвы, в котором указал, что участковый уполномоченный полиции вымогает мобильный телефон за вынесение постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела, стоимостью 40000 рублей. Ему было предложено участвовать в ОРМ оперативный эксперимент, на что он дал свое согласие. В. его еще вызывал несколько раз по поводу вновь поступивших заявлений, по которым он давал объяснения, при этом он сообщал В.у, что в настоящий момент не имеет денежных средств и намерен продать свой автомобиль. Так как денежных средств в размере 40000 рублей, а также нового мобильного телефона у него не было, 6 ноября 2014 года он выдал сотрудникам ОСБ 10000 рублей, купюрами по 5000 рублей, для участия в оперативном эксперименте.

Далее, в присутствии понятых ему были выданы денежные средства 10000 рублей и муляж денежных средств в сумме 30000 рублей, то есть сумма эквивалентная стоимости мобильного телефона марки «...», видео и аудио записывающие устройства для проведения ОРМ, о чем были составлены акты, однако, прибыв на опорный пункт, сотрудники ОСБ отменили ОРМ. В тот день он только побеседовал с В.ым, подписал еще одно объяснение и сказал В.у, что нашел покупателя на машину, но деньги тот ему отдаст в ближайшие дни, на что В. спросил «Забежишь?». Данный разговор был записан на аудиозаписывающее устройство, выданное ему сотрудниками ОСБ, однако, как оказалось, запись не получилась. Также указанный разговор он записал на свой мобильный телефон. Вечером, 7 ноября он позвонил В.у, поскольку 6 ноября В. сказал, что будет ждать его на следующий день, и сказал, что деньги ему покупатель за машину еще не отдал, наверное, он получит их на следующий день. В. сказал ему, чтобы он тогда завтра и зашел к нему, поскольку тому что-то от него надо, как он понял, подписать еще объяснения по поступившим к В.у заявлениям. 10 ноября, примерно в 19 часов 20 минут В. сам позвонил ему на его мобильный телефон, спросил, не забыл ли он про него и когда к нему приедет. Также В. сказал, что в отношении него поступили еще заявления, и ему нужно подписать еще объяснения. На это он ответил В.у, что продолжает продавать свою машину, завтра должен получить за нее деньги, и тогда подъедет к В.у. 12 ноября 2014 года, в присутствии понятых, он предоставил сотрудникам ОСБ деньги в сумме 10000 рублей двумя купюрами по 5000 рублей, с которых сняли ксерокопии, потом эти деньги ему вернули в конверте, в котором находились также шесть муляжей купюр по 5000 рублей, все эти купюры и муляжи были помечены специальным средством. Далее в присутствии представителей общественности ему выдали диктофон для производства скрытой аудиозаписи, а также радиомикрофон, сигнал с которого передавался на приемник, который был у сотрудников полиции, и сумку-барсетку, в которой находилась видеокамера. Были составлены акты, в которых он после прочтения расписался. Примерно в 16 часов, совместно с сотрудниками ОСБ приехали к опорному пункту, при этом он ехал на своем автомобиле. По прибытии на место, ему передали ранее выданные денежные средства, и аудио- видеозаисывающие устройства, он позвонил В.у, который сказал, что ждет его. В кабинете он спросил у В.а, что с заявлениями в отношении него, и будет ли В. их куда-то передавать. На это В. ответил, что уже вынес по всем заявлениям в отношении него постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Также В. сказал, что в отношении него могут поступить еще заявления. Потом они прошли в кабинет, где находился стажер, там он подписал распечатанные В.ым объяснения, после чего они снова вдвоем прошли в отдельный кабинет, где кроме них никого не было. В этом кабинете он сказал В.у, что продал свою машину за 200 тысяч рублей, и что принес для В.а «как договаривались», при этих словах он достал конверт с деньгами и муляжами денежных купюр, который был у него в барсетке, и показал этот конверт В.у. В. посмотрел на конверт, одобрительно кивнул. Он спросил В.а, куда положить конверт, и В. головой указал на рабочий стол. После этого он положил конверт на этот стол на стопку бумаг, В. видел, куда он кладет конверт, ничего ему на это не сказал. Потом В. спросил, будет ли он уезжать в «адрес», где он зарегистрирован, и сказал, что если он будет уезжать, ему надо будет к В.у подъехать и подписать бланки объяснений на случай, если в отношении него поступят новые заявления. После этого они попрощались, В. довел его до металлической двери на опорный пункт, выпустил его, и сразу закрыл за ним дверь. Выйдя с опорного пункта, он сообщил сотрудникам ОСБ, что деньги оставил на столе в помещении опорного пункта. В помещении ОСБ по «...» он выдал технические средства.

Показаниями свидетеля «ФИО»1, допрошенного в судебном заседании, о том, что работает в должности участкового уполномоченного ОМВД России по району Восточное Дегунино г. Москвы. Ему знаком «ФИО»6, который являлся генеральным директором ООО «...», и в отношении которого поступали заявления от граждан о мошеннических действиях. У него («ФИО»1) находилось заявление в отношении гр.«ФИО»6. Также ему известно, что у участкового уполномоченного В.а В.В. имелись аналогичные заявления граждан. Вызвать «ФИО»6 для получения объяснений по поступившим заявлениям не представилось возможным, так как он отключил мобильный телефон. От коммерческого директора ООО «...» стало известно, что «ФИО»6 живет в районе «...» и имеет автомобиль марки «...». От В.а В.В. стало известно, что «ФИО»6 разместил объявление о продажи своего автомобиля, и В. предложил под видом покупателя назначить встречу «ФИО»6, чтобы в дальнейшем получить от него объяснения. В. позвонил по телефону, указанному в объявлении, назначил «ФИО»6 встречу утром 3 ноября 2014 года у магазина «...». Приехав 3 ноября 2014 года, примерно в 9 часов, совместно с В.ым к магазину «...», он («ФИО»1) подошел к «ФИО»6 под видом покупателя автомобиля, и удостоверившись, что перед ним «ФИО»6, представился и сообщил, что проводит проверку по заявлениям в отношении «ФИО»6. В этот момент подошел В.. «ФИО»6 занервничал и пытался уйти. Ему было объяснено, в связи с чем он задержан. «ФИО»6 сел на переднее сиденье в автомобиль В.а, и они проследовали на опорный пункт. Примерно черед 20 минут он («ФИО»1) также приехал на опорный пункт, чтобы распечатать бланки объяснений. В. и «ФИО»17 были на опорном пункте. В. сказал, что получит объяснения и по материалу, который находился у него («ФИО»1) на проверке, в связи с чем, он уехал по своим делам. В тот же вечер он вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлению «ФИО»18 и передал материал в прокуратуру. Постановление было отменено и до настоящего времени не представляется опросить «ФИО»6, которого он более не видел.

Показаниями свидетеля «ФИО»9, допрошенного в судебном заседании, о том, что являлся участковым уполномоченным ОМВД района «...» г. Москвы. 12 ноября 2014 года работал во вторую смену, находился на опорном пункте по адресу: г. Москва, ул. Дубнинская, д.34, где также были участковые «ФИО»8 и В. В.В. Примерно в 16-17 часов он вышел на территорию с целью получить объяснение по заявлению. С собой взял планшет и бланки заявлений, свою сумку оставил в кабинете. Когда возвращался на опорный пункт, около дверей увидел двух мужчин в гражданской одежде, которые спросили, работает ли он на данном опорном пункте, представились сотрудниками ОСБ и потребовали открыть дверь. Он постучал в дверь и ему открыл В. В.В. Рядом стоял «ФИО»8. Сотрудники ОСБ вместе с ним прошли в опорный пункт и сказали всем оставаться на рабочих местах. Ему («ФИО»9) предложили пройти с ними, чтобы пригласить понятых. Двое сотрудников ОСБ вместе с ним пригласили двух мужчин, проживающих в том же подъезде, где находится опорный пункт, в качестве понятых, с которыми прошли на опорный пункт. В помещении опорного пункта сотрудники ОСБ под видеозапись предложили им (участковым уполномоченным) представиться, после этого предложили добровольно выдать полученные преступным путем денежные средства, а также предметы, запрещенные к свободному обороту. На что он и «ФИО»8 сказали, что таких денег или предметов у них не имеется, а В. сказал, что у него есть конверт, который принес гражданин «ФИО»6, но что в нем, не знает. Когда В.а спросили, за что «ФИО»6 передал этот конверт, В. ответил, что у него (В.а) были заявления по факту совершения «ФИО»6 мошеннических действий, В. вызвал «ФИО»6, который дал объяснения, после чего передал В.у конверт. В. сказал, что этот конверт не открывал, что в конверте, не знает, а сам конверт находится в другой комнате в помещении опорного пункта и согласился показать, где находится этот конверт. Сотрудники ОСБ с В.ым и понятыми вышли из кабинета, а они с «ФИО»8 остались в кабинете и при выдаче В.ым денежных средств не присутствовали. Через какое-то время им дали подписать составленный сотрудниками ОСБ протокол осмотра места происшествия, что они и сделали, также от них получили объяснения. От сотрудников ОСБ ему стало известно, что конверт с деньгами находился в сумке, которая принадлежит ему. Как в его сумке оказался конверт с деньгами, он не знает.

Показаниями свидетеля «ФИО»8, оглашенными в судебном заседании на основании ст. 281 УПК РФ, с согласия сторон, о том, что с 01 октября 2014 он работает в должности участкового уполномоченного полиции ОМВД России по району Восточное Дегунино г. Москвы, его рабочее место находится на опорном пункте полиции «№» по адресу: г. Москва, ул. Дубнинская, д. 34. На этом же опорном пункте работает еще несколько участковых уполномоченных полиции. В ноябре 2014 года их было трое : он, В. В.В., «ФИО»9 12 ноября 2014 года они все трое с утра находились на своих рабочих местах, работали с документами, оформляли материалы проверок, входная дверь в опорный пункт была закрыта на замок в целях безопасности. Они с В.ым находились в одном рабочем кабинете, который находится в конце коридора, ведущего направо от входной двери, а «ФИО»9 находился в кабинете, дверь в который находится напротив входной двери в опорный пункт. Где-то после обеда, точное время, он не помнит, к В.у пришел гражданин «ФИО»6, которого он раньше видел один раз, когда В. вместе с прикомандированным к ним «ФИО»1 доставил «ФИО»6 на опорный пункт для получения объяснений по находившимся у В.а на исполнении материалам проверок в отношении «ФИО»6 по ст. 159 УК РФ. Подробностей общения «ФИО»6 и В.а он не знает, поскольку к их разговорам не прислушивался, о чем они между собой разговаривали, не помнит. В один момент В. вышел из кабинета, где они вдвоем находились, а потом зашел в кабинет уже с «ФИО»6. При нем В. распечатал на своем рабочем компьютере какой-то документ и дал его подписать «ФИО»6. Всего «ФИО»6 и В. находились в их кабинете минуту или две, В. сразу распечатал документ, «ФИО»6 его подписал, и они вдвоем вышли. Куда они при этом пошли и что делали, он не видел, видел только, что В. через несколько минут десять вернулся в кабинет и продолжил работать с документами, при этом ничего необычного в поведении В.а он не заметил. После этого прошло больше часа, когда они с В.ым услышали, что во входную дверь на опорный пункт стали настойчиво стучать снаружи. Он остался в кабинете, поскольку никого не ожидал и работал с документами, а В. пошел к двери, чтобы узнать, в чем дело. В.а не было примерно минуту или две, в дверь при этом продолжали стучать, ему стало интересно, что происходит, и он тоже подошел к входной двери. В. стоял возле двери, сказал ему, что к ним пришли «опера», при этом вид у В.а был обеспокоенный. Входную дверь В. не открыл. Когда он подошел к двери, В. отступил в сторону, он стал смотреть в глазок, а В. в это время куда-то за его спиной отходил очень ненадолго, не более, чем на минуту, потом вернулся к двери. В глазок он увидел перед дверью нескольких мужчин, потом дверь открылась, в помещение опорного пункта зашли сотрудники отдела собственной безопасности УВД по «...», которые представились им и предложили занять свои рабочие места, что они и сделали. Далее сотрудники ОСБ привели двух мужчин в качестве представителей общественности, в их присутствии под видеозапись предложили участковым уполномоченным представиться, после этого предложили добровольно выдать полученные преступным путем денежные средства, а также предметы, запрещенные к свободному обороту. На это он и «ФИО»9 сказали, что таких денег или предметов у них не имеется, а В. сказал, что у него (В.а) есть такие денежные средства, а именно конверт, который В.у принес гражданин «ФИО»6. Когда сотрудники ОСБ спросили В.а, что находится в этом конверте, тот ответил, что не может этого пояснить. Когда В.а спросили, за что «ФИО»6 передал этот конверт, тот ответил, что у него (В.а) были заявления по факту совершения «ФИО»6 мошеннических действий, В. вызвал «ФИО»6, который дал объяснения, после чего передал В.у конверт. В. сказал, что этот конверт не открывал, что в конверте, не знает, а сам конверт находится в другой комнате в помещении опорного пункта. В. согласился показать, где находится этот конверт. Сотрудники ОСБ с В.ым и представителями общественности вышли из их кабинета, а они с «ФИО»9 остались в кабинете, при выдаче В.ым денежных средств не присутствовали. Через какое-то время им дали подписать составленный сотрудниками ОСБ протокол осмотра места происшествия, что они и сделали, также от них получили объяснения. (т. 2 л.д. 140-142).

Показаниями свидетеля «ФИО»10, допрошенного в судебном заседании, о том, что 12 ноября 2015 года, примерно в 18 часов 10 минут, находился дома, по адресу: «адрес», когда в дверь квартиры позвонили сотрудники полиции и пригласили в качестве понятого в помещение опорного пункта, расположенного в подъезде их дома, на что он согласился. Проследовав в помещение опорного пункта, увидел там соседа с «№» этажа, троих участковых уполномоченных и пятеро сотрудников ОСБ. Ему и второму понятому разъяснили права и обязанности, сообщили о том, что проводится проверка по заявлению гражданина о вымогательстве одним из участковых взятки, осматривается помещение опорного пункта с целью обнаружения переданных денежных средств, ведется видеозапись, протокол осмотра места происшествия. Всем участковым уполномоченным предложили добровольно выдать полученные незаконным путем денежные средства и иные запрещенные предметы, на что В. сказал, что у него имеется конверт, который ему оставил «ФИО»6, в отношении которого у него на рассмотрении имелись заявления по факту мошеннических действий, и им были вынесены постановления об отказе в возбуждении уголовного дела.

Что находится в конверте, ему не известно. Затем прошли в другой кабинет, где В. из сумки, которая лежала на столе, достал конверт. В. сказал, что сам убрал этот конверт в сумку. На вопрос о том, какую сумму денег В. просил у «ФИО»6, В. ответил, что не предлагал «ФИО»6 передать ему какую-либо сумму денег, конкретно про денежные средства он (В.) с «ФИО»6 не разговаривал. Сотрудники ОСБ специальной лампой осветили конверт и руки В.а, при этом на них было видно зеленое свечение. Потом В. еще раз по просьбе сотрудников ОСБ сообщил, что около получаса назад к нему на опорный пункт пришел гражданин «ФИО»6, который в присутствии В.а положил на стол, находящийся в этой комнате, бумажный конверт, и этот конверт он, В., не вскрывая, положил в сумку. После этого сотрудник ОСБ в их присутствии достал из выданного В.ым конверта две денежные купюры по 5000 рублей и шесть муляжей денежных купюр по 5000 рублей. Номера двух настоящих купюр совпали с ксерокопиями купюр, которые были у сотрудников ОСБ, также им показали, что на муляжах купюр были рукописно проставлены цифры, и эти цифры совпали с цифрами на ксерокопиях муляжей купюр, которые были у сотрудников ОСБ. Денежные купюры и муляжи в их присутствии были упакованы в бумажный конверт, клапан которого заклеили и опечатали полосой бумаги с оттиском печати ОСБ УВД по «...» г. Москвы, на которой расписались присутствовавшие лица. Также сотрудники ОСБ изъяли кожаную сумку, из которой В. в ходе осмотра достал конверт, эту сумку упаковали в полиэтиленовый пакет. После этого сотрудники ОСБ в их присутствии осмотрели кабинет, в котором они все находились в момент начала осмотра, из него изъяли находившийся на рабочем столе В.а материал проверки, также В. добровольно выдал сотрудникам два принадлежащих ему мобильных телефона. также был составлен протокол осмотра места происшествия, в котором они после прочтения расписались. Во время проведения осмотра В. давал все пояснения добровольно, никакого давления со стороны сотрудников отдела собственной безопасности на В.а не оказывалось.

Показаниями свидетеля «ФИО»11, оглашенными в судебном заседании на основании ст. 281 УПК РФ, с согласия сторон, аналогичными по смыслу и содержанию показаниям свидетеля «ФИО»10, об обстоятельствах осмотра места происшествия, в ходе которого В. выдал конверт с денежными средствами, сообщив, что данный конверт ему принес «ФИО»6, за вынесение постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела. (т. 2 л.д. 80-83).

Показаниями свидетеля «ФИО»15, старшего оперуполномоченного по ОВД ОСБ УВД по«...» ГУ МВД РФ по г. Москве, допрошенного в судебном заседании, о том, что 5 ноября 2014 года в отдел собственной безопасности УВД по «...» ГУ МВД России по г. Москве обратился гражданин «ФИО»6 с заявлением, в котором указал, о том, что участковый уполномоченный ОМВД России по району Восточное Дегунино г. Москвы В. В.В. за не привлечение к уголовной ответственности по заявлениям граждан, вымогает мобильный телефон стоимостью 40000 рублей. В объяснениях «ФИО»6 сообщил, что работал в должности генерального директора ООО «...», которое занимается установкой пластиковых окон, фирма разорилась, было принято решение о ее ликвидации.

Поскольку ряд договоров с гражданами исполнен не был, на «ФИО»6 стали подавать заявления о привлечении к ответственности за невыполненные обязательства. Эти заявления попали на рассмотрение к участковому уполномоченному полиции В.у В.В., который 3 ноября утром вместе с сотрудником полиции «ФИО»1 задержал «ФИО»6 и доставил для получения объяснения в помещение опорного пункта полиции. В опорном пункте В. предложил «ФИО»6 два варианта развития событий: либо В. оформляет материалы по заявлениям граждан в отношении «ФИО»6 по ст. 159 УК РФ и направляет их для решения вопроса о возбуждении уголовного дела в прокуратуру, либо В. сам выносит по всем материалам постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении «ФИО»6. За развитие событий по второму варианту В. предложил «ФИО»6 передать В.у мобильный телефон «...» либо денежную сумму, эквивалентную стоимости телефона. По заявлению «ФИО»6 было принято решение о проведении оперативного эксперимента с участием «ФИО»6, на что «ФИО»6 согласился. 6 ноября 2014 года «ФИО»6 предоставил для проведения оперативного эксперимента деньги в сумме 10000 рублей двумя купюрами по 5000 рублей, с которых были сделаны ксерокопии. К этим купюрам добавили шесть муляжей купюр по 5000 рублей, на которых ручкой были проставлены номера от 42 до 48, купюры и муляжи были помечены специальным средством. Купюры и муляжи поместили в бумажный конверт, который был выдан «ФИО»6 для передачи В.у в ходе оперативного эксперимента. Также, в присутствии представителей общественности, «ФИО»6 был выдан диктофон для производства скрытой аудиозаписи, о чем были составлены акты, в которых, после прочтения расписались присутствовавшие лица. После этого «ФИО»6 созвонился с В.ым, они договорились, что «ФИО»6 приедет к В.у на опорный пункт. Он («ФИО»15) совместно с другими сотрудниками отдела проехал к зданию, в котором находится опорный пункт, «ФИО»6 на своей машине также приехал туда. Первоначально планировалось, что «ФИО»6 в этот же день передаст В.у деньги, но впоследствии было решено, в целях подтверждения полученной информации, в этот день «ФИО»6 должен просто поговорить с В.ым. «ФИО»6 включил диктофон на запись и вошел в подъезд дома, где расположен опорный пункт, после того, как «ФИО»6 вернулся, сказал, что договорился с В.ом встретиться позже, и они будут созваниваться. Они вернулись обратно в отдел, где «ФИО»6 выдал диктофон, но при его осмотре выяснилось, что запись не получилась. Также «ФИО»6 выдал деньги и муляжи, о чем были составлены акты. Они договорились с «ФИО»6, что когда тот окончательно договорится с В.ым о передаче денег, позвонит им и сообщит об этом. 10 ноября 2014 года, вечером «ФИО»6 позвонил и сказал, что В. звонил ему и напоминал о том, что им надо встретиться. Руководством отдела было принято решение о проведении оперативного эксперимента 12 ноября 2014, В указанный день «ФИО»6 приехал в отдел после обеда, где в присутствии представителей общественности, он («ФИО»15) выдал «ФИО»6 технику для аудио и видеозаписи. «ФИО»6 предоставил деньги в сумме 10000 рублей двумя купюрами по 5000 рублей. Денежные купюры поместили в конверт вместе с муляжами купюр, на которых ранее были проставлены номера.

Купюры и муляжи были помечены специальным средством, также с них были сняты ксерокопии. После этого конверт с купюрами и муляжами был передан «ФИО»6 для использования в ходе оперативного эксперимента. Были составлены соответствующие акты, в которых расписались присутствовавшие лица. Примерно в половине пятого вечера, на двух служебных автомашинах с сотрудниками отдела собственной безопасности и «ФИО»6 приехали к опорному пункту полиции, в котором работал В.. «ФИО»6 созвонился с В.ым и сообщил, что скоро придет к нему. «ФИО»6 были переданы ранее выданные ему денежные средства и аудио и видеозаписывающие устройства, которые находились в служебной машине. Он («ФИО»15) с сотрудниками ОСБ прошли в подъезд дома, в котором находится опорный пункт, а «ФИО»6, включив выданную аппаратуру на запись, вошел в помещение опорного пункта. Минут через пять-десять «ФИО»6 вышел из двери опорного пункта и сказал, что конверт с деньгами оставил В.у на столе в одном из кабинетов. Поскольку дверь за «ФИО»6 закрылась, они не могли сразу попасть в помещение опорного пункта.

Примерно через час в подъезд зашел мужчина в форме сотрудника полиции и подошел к двери опорного пункта. Они представились мужчине, в ответ мужчина представился участковым уполномоченным «ФИО»9. Они предложили «ФИО»9 открыть дверь опорного пункта, но выяснилось, что у того нет с собой ключей. Тогда они стали стучать в дверь, думая, что «ФИО»9 дверь откроют без проблем. Однако дверь сразу не открыли. В связи с этим они были вынуждены представиться через дверь и потребовать, чтобы их впустили в помещение опорного пункта. Когда дверь им открыли, они увидели участковых уполномоченных В.а В.В. и «ФИО»8 Представившись последним, предложили оставаться на их рабочих местах. Были приглашены двое мужчин в качестве понятых при проведении осмотра помещения опорного пункта, которым были разъяснены права и обязанности. Осмотр места происшествия фиксировался на видеокамеру. Находившимся на опорном пункте участковым уполномоченным, в присутствии понятых, было предложено добровольно выдать полученные преступным путем денежные средства, а также предметы, запрещенные к свободному обороту.

Участковые уполномоченные «ФИО»8 и «ФИО»9 сказали, что таких денег или предметов у них не имеется, а В. сказал, что у него есть такие денежные средства, а именно конверт, который принес гражданин «ФИО»6. На вопрос, что находится в конверте, В. ответил, что не может этого пояснить. На вопрос, за что «ФИО»6 передал этот конверт, В. ответил, что рассматривал заявления по факту совершения «ФИО»6 мошеннических действий, вызвал «ФИО»6, который дал объяснения, после чего за вынесение постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела, передал В.у конверт. В. сказал, что конверт не открывал, что в конверте, не знает, а сам конверт находится в другой комнате в помещении опорного пункта. В. добровольно согласился выдать переданный ему «ФИО»6 конверт, предложил пройти в другой кабинет в помещении опорного пункта, сказав, что общался с «ФИО»6 именно в том кабинете, и что конверт находится там. После этого, по указанию В.а все проследовали в пустой кабинет, который находится возле входа в опорный пункт, где В. указал на черную кожаную сумку, которая лежала на столе, после чего достал из нее белый бумажный конверт, и положил его на стол, пояснив, что этот конверт передал ему (В.у) «ФИО»6, когда они общались в этом кабинете. На вопрос о том, какую сумму денег В. просил у «ФИО»6, тот ответил, что конкретно про денежные средства с «ФИО»6 не разговаривал. Они специальной лампой осветили конверт и руки В.а, при этом на них было видно зеленое свечение. В присутствии понятых было осмотрено содержимое конверта, в котором находились две денежные купюры по 5000 рублей и шесть цветных муляжей пятитысячных купюр, их номера совпали с ксерокопиями купюр, которые были у них с собой. Обнаруженные денежные средства и муляжи были упакованы в бумажный конверт, клапан которого заклеили и опечатали полосой бумаги с оттиском печати ОСБ УВД по «...» г. Москвы, на которой расписались присутствовавшие лица. Также была изъята кожаная сумка, из которой В. в ходе осмотра достал конверт, которая также была упакована. Из рабочего кабинета В.а В.В. изъяли находившийся на рабочем столе В.а материал проверки на семи листах. После этого ими был составлен протокол осмотра места происшествия, в котором все после прочтения расписались. Также от В.а было получено объяснение, в котором тот добровольно, без какого-либо давления, рассказал о том, как «ФИО» передал В.у конверт с деньгами. После этого они проехали в отдел, где «ФИО»6 в присутствии представителей общественности вернул ранее выданную технику, о чем был составлен акт.

Показаниями дополнительного свидетеля «ФИО»12, ст. оперуполномоченного по особо важным делам ОСБ УВД по «...» г. Москвы, допрошенного в судебном заседании по ходатайству стороны обвинения, о том, что на основании заявления гр. «ФИО»6, о том, что у него вымогаются денежные средства в размере 40000 рублей, было вынесено постановление о проведении ОРМ, утвержденного начальником УВД. Он («ФИО»12) принимал участие в проведении данного ОРМ «оперативный эксперимент», в ходе которого, 12 ноября 2014 года, после передачи денежных средств, был задержан участковый уполномоченный ОМВД России по району Восточное Дегунино г. Москвы В. В.В. Он («ФИО»12) получил объяснения с В.а, содержание которых не помнит. Также показал, что первоначально проведение ОРМ намечалось на 6 ноября 2014 года, но было решено его проведение отложить, для более тщательной проверки поступившей информации.

Показаниями дополнительного свидетеля «ФИО»13, допрошенного в судебном заседании по ходатайству стороны обвинения, о том, что в 2014 году работал в должности заместителя начальника ОСБ УВД по «...» г. Москвы. 5 ноября 2014 года в ОСБ с заявлением обратился гр. «ФИО»6, в котором указал, что участковый уполномоченный полиции ОМВД России по району Восточное Дегунино г. Москвы В. за вынесение постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела вымогает мобильный телефон марки «...». Поскольку технической возможности передать мобильный телефон не было, было принято решение о передаче денежных средств в сумме, эквивалентной стоимости телефона, то есть 40000 рублей. Было вынесено постановление о проведении ОРМ оперативный эксперимент. В ходе данного мероприятии 12 ноября 2014 года «ФИО»6 в присутствии двух понятых были выданы денежные средства 10000 рублей, предоставленные «ФИО»6, и 30000 рублей муляж, которые были обработаны специальным метящим средством, аудио и видеозаписывающее устройство. На мероприятие выезжали на двух автомашинах. Перед проведением ОРМ с «ФИО»6 был проведен инструктаж, и были переданы ранее выданные «ФИО»6 в помещении Службы денежные средства и аудио и видеозаписывающие устройства, которые находились в служебном автомобиле. В ходе ОРМ с участием заявителя «ФИО»6, после передачи денежных средств, был задержан участковый уполномоченный В..

Показаниями свидетеля «ФИО»14, оглашенными в судебном заседании на основании ст. 281 УПК РФ, с согласия сторон, о том, чтоработает в должности диспетчера-электрика ООО «...» по договору на обслуживание здания УВД по «...» г. Москвы по адресу: «адрес». 6 ноября 2014 года он находился на рабочем месте и по просьбе сотрудников полиции принимал участие в проводимых сотрудниками отдела собственной безопасности УВД по «...» г. Москвы оперативных мероприятиях в качестве представителя общественности. В его присутствии и присутствии еще одного представителя общественности в служебном кабинете отдела собственной безопасности гражданин по фамилии «ФИО»6 предоставил сотрудникам ОСБ свои деньги в сумме 10000 рублей двумя купюрами по 5000 рублей, сотрудники ОСБ объяснили, что деньги предоставляются для передачи какому-то сотруднику полиции в качестве взятки в ходе проведения ими оперативного эксперимента. Сотрудники ОСБ сняли с этих купюр ксерокопии, после чего к ним добавили шесть цветных муляжей купюр по 5000 рублей, на которых ручкой написали двухзначные цифры от 42 до 48, с муляжей также сняли ксерокопии. Купюры и муляжи пометили специальным средством и положили в конверт, который передали «ФИО»6. Потом сотрудники ОСБ выдали «ФИО»6 диктофон для производства скрытой аудиозаписи, а одному из сотрудников ОСБ выдали специальную лампу для выявления следов метящего вещества. Об этом были составлены акты, в которых он после прочтения расписался, сотрудники ОСБ с «ФИО»6 уехали проводить оперативные мероприятия. Примерно в 21 час они вернулись, со слов сотрудников ОСБ, он понял, что было принято решение о переносе передачи «ФИО»6 денег сотруднику полиции на другой день, поэтому передача денег в этот день не состоялась. В его присутствии и присутствии еще одного представителя общественности «ФИО»6 вернул сотрудникам ОСБ диктофон, но при его осмотре выяснилось, что запись не получилась, также «ФИО»6 вернул ранее выданные две купюры по 5000 рублей и шесть муляжей купюр по 5000 рублей. Об этом были составлены акты, в которых он расписался. 12 ноября 2014 года он также находился в здании УВД по «...» г. Москвы. Примерно в 15 часов, в его и в присутствии второго представителя общественности, «ФИО»6 предоставил сотрудникам отдела собственной безопасности деньги в сумме 10000 рублей двумя купюрами по 5000 рублей, с которых сняли ксерокопии, затем «ФИО»6 выдали эти деньги в конверте, в который положили еще шесть цветных муляжей купюр по 5000 рублей, на которых были написаны ручкой двухзначные цифры от 42 до 48, с муляжей также сняли ксерокопии. Денежные купюры и муляжи были помечены специальным средством. Также «ФИО»6 был выдан диктофон для производства скрытой аудиозаписи, а также радиомикрофон, сигнал с которого передавался на приемник, который находился у сотрудников полиции, и сумку-барсетку, в которой находилась видеокамера. Были составлены акты, в которых он после прочтения расписался. Через некоторое время сотрудники ОСБ вместе с «ФИО»6 уехали проводить оперативные мероприятия. Они вернулись поздно, после девяти часов вечера. «ФИО»6 в его присутствии и присутствии второго представителя общественности вернул сотрудникам ОСБ УВД по «...» ранее выданную технику, о чем был составлен акт, в котором они расписались. (т. 2 л.д. 149-151).

Помимо показаний свидетелей, вина В.а В.В. подтверждается следующими доказательствами. Вина В.а В.В. также подтверждается иными документами.

Оценив собранные по делу доказательства, которые суд признает относимыми, допустимыми, достоверными, а в совокупности - достаточными для разрешения данного уголовного дела, суд квалифицирует действия В.а В.В. по ч.2 ст. 290 УК РФ, как получение взятки, то есть получение должностным лицом лично взятки в виде денег за совершение действий в пользу взяткодателя, если такие действия входят в служебные полномочия должностного лица, в значительном размере, находит вину В.а В.В. установленной и доказанной.

Нарушений требований закона в ходе проведения ОРМ «оперативный эксперимент» судом не установлено.

Допрошенные в судебном заседании свидетели «ФИО»6, «ФИО»15, «ФИО»13, показали, что 12 ноября 2014 года, в отделе Службы, в присутствии представителей общественности, «ФИО»6 были выданы денежные средства, аудио и видеозаписывающие устройства, о чем были составлены соответствующие акты. В связи с тем, что выезд производился на двух служебных автомашинах, «ФИО»6 следовал на своем автомобиле, выданные спецсредства и денежные купюры находились в служебном автомобиле, и были переданы «ФИО»6 непосредственно перед проведением ОРМ; показаниями свидетеля «ФИО»10, исследованными в судебном заседании, о том, что 12 ноября 2014 года в его присутствии и в присутствии второго представителя общественности «ФИО»6 предоставил сотрудникам полиции 10000 рублей двумя купюрами по 5000 рублей, с которых сняли ксерокопии, затем вернули данные денежные средства «ФИО»6 в конверте, в который положили шесть цветных муляжей купюр по 5000 рублей, с которых также были сделаны светокопии. Также «ФИО»6 были выданы диктофон, радиомикрофон и сумка –барсетка с видеокамерой, о чем был составлен соответствующий акт, в котором все присутствующие поставили свои подписи.

Судом также не установлено провокации в действиях сотрудников ОСБ УВД по «...» г. Москвы, а также в действиях «ФИО»6, поскольку исследованные в судебном заседании доказательства свидетельствуют о том, что у В.а В.В. возник умысел на получение взятки от «ФИО»6 за вынесение постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела, задолго до проведения в отношении В.а В.В. ОРМ «оперативный эксперимент».

Так, В. В.В., являясь участковым уполномоченным полиции, имея умысел на получение взятки за вынесение постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлениям граждан, предложил «ФИО»6 передать денежные средства, в размере, эквивалентном стоимости мобильного телефона «...», то есть в размере 40000 рублей, которые в последствии получил от «ФИО».

Квалифицирующий признак «в значительном размере» подтверждается размером денежных средств, которые подучил В. В.В. от «ФИО»6 за вынесение постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела, что значительно превышает 25000 рублей, размер, указанный в примечаниях к ст. 290 УК РФ.

К показаниям подсудимого В.а В.В. об отсутствии умысла на получение денежных средств от «ФИО»6, о том, что он не видел, как «ФИО»6 положил на стол конверт, не слышал слова, произнесенные «ФИО»6, что он принес, как договаривались, суд расценивает как способ защиты, направленный на избежание наказание за совершенное преступление. Показания В.а В.В. опровергаются показаниями свидетеля «ФИО»6, из которых следует, что В. В.В. предложил передать ему денежные средства за вынесение постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела по поступившим заявлениям граждан, в размере, эквивалентном стоимости мобильного телефона «...», в связи с чем «ФИО»6 обратился в ОСБ с заявлением, при передаче конверта с денежными средствами, В. В.В. видел, куда он положил данный конверт; показаниями свидетелей «ФИО»15, «ФИО»13, «ФИО»12, допрошенных в судебном заседании, согласно которым «ФИО»6 обратился с заявлением о вымогательстве с него участковым уполномоченным полиции В.ым В.В. мобильного телефона марки «...» стоимостью 40000 рублей, на основании чего было принято решение о проведении ОРМ «оперативный эксперимент», при этом информация, изложенная в заявлении, нашла свое подтверждение; показаниями свидетелей «ФИО»10, «ФИО»11, принимавших участие в качестве понятых при проведении осмотра места происшествия, из которых следует, что В. В.В. на предложение сотрудников полиции добровольно выдать денежные средства и иные предметы, полученные незаконным способом, сообщил, что у него имеется конверт, который ему оставил «ФИО»6 за вынесение постановления об отказе в возбуждении уголовного дела; показаниями свидетелей «ФИО»9, «ФИО»8 из которых также следует, что В. В.В. сообщил, что конверт он получил от «ФИО»6, в отношении которого у В.а на исполнении находились заявления по факту мошеннических действий.

Оснований не доверять показаниям свидетелей у суда не имеется, так как они являются последовательными, согласуются как между собой, так и с иными доказательствами, положенным судом в основу обвинительного приговора.

Оснований для оговора подсудимого в судебном заседании судом не установлено.

Доводы адвоката Выродова С.В. об оправдании В.а В.В. в связи с отсутствием в его деянии состава преступления, являются несостоятельными и опровергаются доказательствами, положенными судом в основу обвинительного приговора.

Свидетель защиты «ФИО»16, оперуполномоченный ОМВД России по району Восточное Дегунино г. Москвы, допрошенный в судебном заседании по ходатайству стороны защиты, показал, что за несколько дней до событий В. В.В. сказал ему, что к нему приходил некий «ФИО»6, в отношении которого у него находятся заявления по факту мошеннических действий и предлагал по результатам их рассмотрения сотовый телефон «...», также сказал, что он вынес отказные материалы. На это он («ФИО»16) предложил В.у обратиться по данному вопросу в ОБЭП. Через несколько дней ему стало известно, что В. В.В. задержан.

Свидетель защиты «ФИО»19, заместитель начальника полиции ОМВД России по району Восточное Дегунино г. Москвы, допрошенный в судебном заседании по ходатайству стороны защиты, показал, что у него сложились нелицеприятные отношения с сотрудниками ОСБ УВД по «...» г. Москвы, на него заводилось дело оперативного учета, они препятствовали его назначению на должность. Также показал, что брат, В. В.В. осознанно шел на службу в органы полиции, сложившаяся ситуация обсуждалась в семье. Оснований для получения денежных средств у В.а не было, так как семья обеспечена. Также показал, что при получении конверта от «ФИО»6, В. В.В. должен был немедленно обратиться с заявлением в соответствующие органы, однако, по его мнению, не успел этого сделать.

Оценивая показания свидетелей защиты, суд отмечает, что показания свидетеля «ФИО»16 подтверждают тот факт, что В. В.В. был осведомлен о том, что «ФИО»6 намерен передать ему мобильный телефон марки «...» за вынесение отказных материалов, при этом не предпринял никаких мер. Из показаний свидетеля В.а В.В. следует, что В. В.В.при передаче ему «ФИО»6 конверта, обязан был немедленно сообщить в соответствующие службы, что также В. В.В. не сделал.

При назначении наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенного преступления, а также данные о личности подсудимого, который впервые привлекается к уголовной ответственности, положительно характеризуется по месту жительства, «данные изъяты», имеет «данные изъяты», что суд признает обстоятельством, смягчающим наказание.

Отягчающих наказание обстоятельств судом не установлено.

С учетом всех обстоятельств дела, данных о личности подсудимого, учитывая влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи, суд приходит к убеждению, что достижение целей наказания: исправление осужденного и предупреждение совершения им новых преступлений, возможно только в условиях изоляции от общества.

Учитывая повышенную общественную опасность совершенного преступления, обстоятельства его совершения, суд находит нецелесообразным назначение менее строгого наказания, предусмотренного ч.2 ст. 290 УК РФ, а также применение положений ст. 64, 73 УК РФ.

Учитывая фактические обстоятельства дела и степень общественной опасности совершенного преступления, суд не находит оснований для снижения категории совершенного В.ым В.В. преступления.

Принимая во внимание тяжесть совершенного преступления, данные о личности подсудимого, а также в целях исполнения приговора суда, суд считает необходимым до вступления приговора в законную силу избрать в отношении В.а В.В. меру пресечения в виде заключения под стражу.

В соответствии с требованиями п. «б» ч.1 ст. 58 УК РФ, суд назначает В.у В.В. отбывание наказания в исправительной колонии общего режима.

вещественные доказательства: 2 денежные купюры достоинством 5000 рублей, хранящиеся в комнате хранения вещественных доказательств СУ по «...» ГСУ СК РФ по г. Москве, выдать законному владельцу ; шесть муляжей денежной купюры достоинством 5000 рублей, бумажный конверт, хранящиеся в комнате хранения вещественных доказательств СУ по «...» ГСУ СК РФ по г. Москве, уничтожить; четыре компакт-диска, две флеш-карты, хранить при уголовном деле; кожаную сумку выданную на ответственное хранение «ФИО»9, оставить по принадлежности.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 304, 307-309 УПК РФ, суд приговорил:

В.а В.В. признать виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст. 290 УК РФ, и назначить ему наказание в виде лишения свободы на срок 2 (два) года 6 (шесть) месяцев, со штрафом в тридцатикратном размере суммы взятки, то есть в размере 1 200 000 (один миллион двести тысяч) рублей, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Меру пресечения В.у В.В. до вступления приговора в законную силу в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении изменить на заключение под стражу.

Взять В.а В.В. под стражу в зале суда. Срок наказания исчислять В.у В.В. с 04 августа 2015 года.

Вещественные доказательства: 2 денежные купюры достоинством 5000 рублей, хранящиеся в комнате хранения вещественных доказательств СУ по «...» ГСУ СК РФ по г. Москве, выдать законному владельцу ; шесть муляжей денежной купюры достоинством 5000 рублей, бумажный конверт, хранящиеся в комнате хранения вещественных доказательств СУ по «...» ГСУ СК РФ по г. Москве, уничтожить; четыре компакт-диска, две флеш-карты, хранить при уголовном деле; кожаную сумку выданную на ответственное хранение «ФИО»9, оставить по принадлежности.

Приговор может быть обжалован в апелляционную инстанцию Московского городского суда в течение 10 суток со дня его постановления, а осужденным – в тот же срок, со дня вручения копии приговора. В случае подачи апелляционной жалобы осужденный вправе заявить ходатайство о своем участии в рассмотрении дела судом апелляционной инстанции.

Взятка следователя в особо крупном размере;

Взятка сопряжённая с вымогательством;

Взятка судебного пристава;

Взятка через посредника;

Взятка должностного лица;

Взятка должностному лицу за совершение незаконных действий;

Покушение на получение взятки;

Взятка группой лиц по предварительному сговору

Вымогательство взятки;

Практика районных судов Москвы по хищениям;

Судебная практика по экономическим преступлениям;

Практика Московского городского суда по уголовным делам;

Практика районных судов Москвы по преступлениям против личности;

Практика районных судов Москвы по наркотикам;

Уголовные дела;