Практика районных судов Москвы по преступлениям против личности

Адвокат по уголовным делам в Москве: (926) 204-95-95

Адвокат по уголовным делам
Адвокат по уголовным делам Терентьевский П.А.

Легкий вред здоровью, хулиганство вменено излишне.

Таганский районный суд города Москвы, с участием государственного обвинителя Таганской межрайонной прокуратуры г. Москвы, подсудимого Е., адвоката- защитника, рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело в отношении Е., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 1 ст. 213 УК РФ - хулиганство с применением оружия, ч. 1 ст. 115 УК РФ - лёгкий вред здоровью, установил: Е. совершил умышленное причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья.

Преступление совершено при следующих обстоятельствах.

Примерно в 00 часов 18 минут Е., находясь в состоянии алкогольного опьянения в помещении ЗАО «Сеть Пивных Баров», расположенном по адресу: г. Москва, ул. Марксистская, д. 3, в ходе конфликта с Ф., имея умысел на причинение вреда здоровью, нанес последнему один удар пивной кружкой в область головы, причинив своими действиями Ф. повреждения в виде двух ран лобной области справа, которые не являлись опасными для жизни, повлекли за собой кратковременное расстройство здоровья, причинив легкий вред здоровью потерпевшего.

Подсудимый Е. вину в совершении вышеописанного преступления признал частично. Не отрицая, что в указанные выше время и месте он нанес удар пивной кружкой в область головы ранее ему незнакомому Ф., подсудимый пояснил, что сделал это неумышленно, машинально защищаясь от действий потерпевшего.

По существу предъявленного обвинения Е. показал, что примерно в 15.00 часов после работы он вместе со своей девушкой В. пришел в кафе «Сеть Пивных баров», расположенное по адресу: г. Москва, ул. Марксистская, д. 3, где они сели за столик, стали разговаривать и пить пиво. Примерно в 19.30 часов к ним присоединился его друг Б. За соседним столиком находилась компания из трех человек, которые также распивали спиртные напитки. Ближе к ночи он (Е.) почувствовал усталость, поскольку к тому времени не спал уже больше суток, и задремал, положив голову на стол. Очнулся он от громких криков, которые исходили от стоящего рядом с их столиком ранее ему незнакомого Ф., который находился в состоянии сильного алкогольного опьянения и был агрессивно настроен, обращаясь к Б., что-то кричал с использованием нецензурной брани и угрожая ему физической расправой.

Как потом ему стало известно от Б., Ф., проходя мимо их столика, остановился и стал выяснять, кто из сидящих за столом назвал его «наркоманом», хотя никто его так не называл. Он (Е.) на тот момент об этом не знал и, очнувшись, пытался понять, чего хочет Ф. В этот момент к их столику подошли друзья Ф. - Ч. и К., которые увели Ф. за его столик, при этом Ч., чтобы загладить конфликт, заказал В. бокал шампанского. На этом конфликт, казалось, был исчерпан. Однако через непродолжительное время Ф. вновь подошел к их столику и, неуважительно отзываясь о нем и Б., предложил В. пересесть за их столик, однако та отказалась. Тогда Ф. в грубой форме стал настаивать на том, чтобы В. пересела к ним, одновременно высказывая угрозы в их с Б. адрес с использованием нецензурной брани, после чего он Е. обратил внимание Ф., что девушка не одна и вежливо попросил его удалиться за его столик, в связи с чем Ф., продолжая использовать нецензурную брань, переключился на него (Е.), требуя выйти на улицу, чтобы там разобраться. В это время к столику подошел К., который присоединился к Ф. и тоже стал настаивать на том, чтобы он Е. вышел на улицу, угрожая там с ним расправиться.

Во время этой словесной перепалки к столику подошел Ч., который пытался успокоить своих друзей. Поскольку разговор происходил на повышенных тонах, к столику также подошел охранник заведения М., который молча стоял у столика и не вмешивался. Неожиданно в ходе словесной перепалки Ф. наклонился к нему и нанес ему удар в глаз, от чего у него все поплыло перед глазами. В это время у него в руке находился пивной бокал, которым он машинально в ответ на действия Ф. нанес последнему удар в область головы, от чего кружка разбилась, а у него в руке осталась ручка, об стекло которой он порезал себе палец и от боли выронил ручку на пол. Ф. отшатнулся назад, стал громко кричать. В это время стоявший у столика К. также стал громко кричать на него (Е.) с использованием нецензурной брани, а он молчал, поскольку находился в шоковом состоянии. Ф. снова подошел к их столику, бросился на него и нанес ему ряд ударов в область головы, в связи с чем, защищаясь, он схватил со стола вторую пивную кружку и бросил ее вперед, ни в кого не целясь. Как потом выяснилось, вторая кружка попала в витрину кафе, от чего та разбилась. После этого в кафе приехали сотрудники полиции, а также наряд скорой помощи, который забрал Ф.

Помимо изложенных показаний подсудимого, его вина в совершении вышеописанного преступления подтверждается следующими доказательствами:

рапортами инспектора ГНР 5 ОБП УВО по ЦАО Ш. от года, согласно которым, получив в 00:56 часов вызов по «02» о том, что сработала кнопка тревожной сигнализации (ктс) в баре «СПБ» по адресу: г. Москва, ул. Марксистская, д. 3, он совместно с О. прибыл по указанному адресу, где администратор пояснила, что произошел конфликт, переросший в драку, в результате которой гражданин Ф. получил травмы головы и сотрясение головного мозга от удара пивной кружкой. Человеком, нанесшим удар пивной кружкой, а также разбившим стекло в баре, оказался Е., который был доставлен в ОМВД по Таганскому району г. Москвы для дальнейшего разбирательства Ф. нарядом скорой помощи был направлен в НИИ им. Склифософского (л.д. 2, 4);

карточкой происшествия № 23006150, согласно которой в 00:50 часов поступил сигнал о том, что в ресторане «Сеть СПБ» нажали ктс, а также карточкой происшествия № 23006654, согласно которой в 2:36 часов Ф. нарядом скорой помощи был доставлен в НИИ им. Склифосовского с диагнозом «ушибленная рана мягких тканей головы, алкогольное опьянение», со слов больного в 00:40 часов был избит неизвестным (л.д. 3);

показаниями свидетеля Ш., допрошенного непосредственно в ходе судебного разбирательства, согласно которым в 20.00 часов он заступил на службу по маршруту № совместно с прапорщиком полиции О. он получил сигнал «Тревога» от сработавшей в кафе-баре «Сеть Пивных Баров», расположенном по адресу: г. Москва, ул. Марксистская, д. 3, кнопки тревожной сигнализации. По приезду по вышеуказанному адресу его (Ш.) встретила девушка-администратор и мужчина-охранник, на месте было установлено, что Е., находясь в состоянии алкогольного опьянения, нанес пивной кружкой удар по голове Ф., также находившемуся в состоянии алкогольного опьянения, причинив тем самым последнему телесные повреждения. Также в кафе была разбита витрина. Со слов Е., между ними возник конфликт из-за того, что потерпевший его оскорблял и приставал к его девушке. Е. был выпивши, но вел себя совершенно адекватно, Ф. был гораздо сильнее пьян, у него были стеклянные глаза, он вел себя агрессивно, рядом находившиеся с ним два друга все время пытались его успокоить. Ф. нарядом скорой медицинской помощи был госпитализирован в НИИ им. Склифосовского, а Е. был ими (сотрудниками полиции) доставлен в ОМВД России Таганскому району г. Москвы для выяснения обстоятельств произошедшего. Также им (Ш.) была вызвана следственно-оперативная группа, которой был произведен осмотр места происшествия, в ходе которого была изъята пивная кружка, которой Е. нанес удар Ф.;

протоколом осмотра места происшествия с приложением фототаблицы и схемы помещения бара от , согласно которым был произведен осмотр помещения - бара «СПБ» по адресу: г. Москва, Марксистская, д. 3, стр. 1, в ходе которого было обнаружено разбитое стекло на окне-витрине бара, на полу фрагменты стекла, между проемами разбитого окна-витрины обнаружен фрагмент стеклянной кружки со следами вещества бурого цвета. По центру бара возле второй стойки, где расположен стол с кожаными сиденьями, на полу обнаружены капли бурого цвета, которые также имеются по всему проходу между столами от стойки к выходу. В ходе осмотра была изъята поврежденная кружка, а также записи с камер видеонаблюдения (л.д. 20-31);

справкой ГБУЗ г. Москвы «НИИ скорой помощи им. Н.В. Склифосовского», согласно которой в 02:36 часов в приемное отделение поступил Ф., где ему был поставлен диагноз «ушибленная рана мягких тканей головы. Алкогольное опьянение» (алкотест: 1,47 промилле - 1,40 промилле); покинул приемное отделение в 04:20 часов (л.д. 8);

протоколом медицинского освидетельствования от , согласно которому у Е. было установлено состояние алкогольного опьянения (показания алкометра 0,48 мг/л - 0,44 мг/л) (л.д. 19);

заключением эксперта № от , согласно выводам которого при поступлении в НИИ СП им. Н.В. Склифосовского у гр. Ф. были выявлены повреждения в виде ран (2) лобной области справа, размерами 2х0,5 см и 3х3х3х0,5 см. Раны могли быть причинены гр. Ф. в результате ударного воздействия (воздействий) тупого твердого предмета (предметов) с приложением травмирующих воздействий соответственно локализации ран незадолго (менее суток) до его обращения за медицинской помощью. Данный вывод подтверждается локализацией, размерами ран, характером их краев, концов, дна, выбранной тактикой хирургического лечения ран. Индивидуальные свойства травмирующего предмета (предметов) в повреждениях не отразились. Раны лобной области у гр. Ф. не являлись опасными для жизни, вызвали кратковременное расстройство здоровья продолжительностью до трех недель (21 дня включительно) и поэтому имеют квалифицирующие признаки легкого вреда здоровью (л.д. 104-107);

заявлением Ф. от года, в котором он просит привлечь к уголовной ответственности Е., который нанес ему удар пивной кружкой по голове (л.д. 5);

показаниями потерпевшего Ф., допрошенного непосредственно в ходе судебного разбирательства, согласно которым примерно в 22 часа 30 минут он вместе со своими коллегами по работе К. и Ч. пришли в ЗАО «Сеть Пивных баров», расположенный по адресу: г. Москва, ул. Марксистская, д. 3, где сели за столик, заказали еду и напитки и стали общаться. Примерно в 00 часов 18 минут он вышел из туалетной комнаты и направился к своему столику, однако, проходя мимо соседнего столика, услышал, как его обозвали «наркоманом». Так как данное выражение его оскорбило, он остановился и, повернувшись, увидел сидящего за столиком ранее ему незнакомого Б., рядом с которым за этим же столиком сидели ранее ему незнакомые Е. и В. При этом Е., облокотившись на стол, спал, так как находился в состоянии алкогольного опьянения. Сам он (Ф.) находился в состоянии легкого алкогольного опьянения. Обратившись к Б., он (Ф.) спросил, в связи с чем тот оскорбил его. В ответ на это Б. начал нецензурно выражаться в его адрес. В это время к столику подошли его коллеги К. и Ч., чтобы выяснить, что случилось. Вероятно поняв, что он (Ф.) находится в данном заведении не один, Б. прекратил нецензурно выражаться в его адрес. Он же, в свою очередь, обратился к Б. и попросил извиниться за сказанные им в его адрес слова. Б. извинился, после чего для того чтобы уладить возникшее недоразумение, один из его коллег заказал шампанское В. В это время проснулся Е. и, не разобравшись в ситуации, стал высказывать в его адрес и адрес его коллег нецензурные фразы, обвиняя его в том, что он пристает к его девушке. Он (Ф.) попросил Е. успокоиться и прекратить их оскорблять, однако Е. продолжал произносить в их адрес оскорбления, в связи с чем он (Ф.) предложил Е. выйти на улицу и прийти в себя, для того чтобы не продолжать конфликт. Однако Е. никак не отреагировал на его предложение, а неожиданно для него схватил со столика пивной бокал и, размахнувшись, нанес ему удар в область головы, от чего он почувствовал резкую боль и у него из головы потекла кровь. К. подошел к Е. и попытался его успокоить, усадив на место, однако Е. бросил в К. другой пивной бокал, от которого тот уклонился, и бокал попал в витрину кафе. Что происходило дальше, он не помнит, так как находился в шоковом состоянии, несколько раз терял сознание. Сам он Е. удары не наносил, однако в ходе возникшей словесной перепалки до получения удара пивной кружкой действительно толкнул его рукой в грудь, поскольку Е. оскорблял его и его друзей. Никто из его друзей удары Е. не наносил; К. уже после удара пивной кружкой пытался усадить Е. за стол, однако удары ему не наносил. Через некоторое время приехал наряд скорой медицинской помощи, который доставил его в НИИ им Н.В. Склифосовского, откуда он в этот же день был отпущен;

показаниями свидетеля К., допрошенного непосредственно в ходе судебного разбирательства, согласно которым вечером он совместно со своими коллегами Ч. и Ф. сидел за столиком в кафе «Сеть Пивных Баров», за соседним столиком сидела компания молодых людей из трех человек: два парня, впоследствии оказавшиеся Е. и Б., и девушка, впоследствии оказавшаяся В. В какой-то момент Ф. отошел в туалет, после чего вышел из туалетной комнаты, направился к ним за столик, однако по пути остановился рядом с соседним столиком, где сидела вышеуказанная компания из трех человек. Посмотрев в сторону соседнего столика, где стоял Ф., он (К.) увидел, что между Ф. и другим молодым человеком (Б.) возник спор. Он (К.) вместе с Ч. подошел к соседнему столику и стал улаживать возникший конфликт. После того как конфликт был улажен, они заказали соседнему столику бутылку шампанского в знак примирения. Через некоторое время проснулся Е., который спал за столиком, явно находясь в состоянии алкогольного опьянения. Он стал задавать вопросы о происходящем, при этом, не разобравшись в ситуации, стал выражаться нецензурной бранью в их адрес. В это время у него (К.) зазвонил мобильный телефон и он на минут 5-7 отошел за свой столик, взяв с собой бокал шампанского, а закончив разговор по телефону и встав из-за своего столика, увидел, как Е. схватил пивной бокал и, размахнувшись, нанес Ф. удар в область головы, от чего у него пошла кровь. Он (К.) подбежал к Е. и вместе с Ч. стал его удерживать его за руки, однако через некоторое время отошел в сторону, понимая, что не может успокоить Е. В этот момент он заметил, как Е. берет со стола второй пивной бокал и бросает в его сторону. Он успел увернуться и бокал попал в окно бара, разбив его. Ф. в этот момент стоял в стороне, держась за голову. Администратор кафе С. нажала на тревожную кнопку. Приехавшие сотрудники полиции вызвали наряд скорой помощи, которые госпитализировали Ф. в НИИ им. Склифосовского. Он не видел чтобы Ф. наносил удары Е. Сам он (К.), а также Ч. удары Е. не наносили, однако он обратил внимание, что во время того, как Е. нанес Ф. удар пивным бокалом, на лице у Е. ссадин и синяков не было. Когда все закончилось и все успокоились, на лице у Е. было покраснение, однако в какой момент и в связи с чем оно появилось, он (К.) не видел;

показаниями свидетеля Ч., допрошенного непосредственно в ходе судебного разбирательства, согласно которым он совместно со своими коллегами К. и Ф. находился в кафе «Сеть Пивных Баров». За соседним столиком сидела компания молодых людей из трех человек: два парня, впоследствии оказавшиеся Е. и Б., и девушка, впоследствии оказавшаяся В. В какой-то момент Ф. отошел в туалет и, возвращаясь обратно, по пути остановился рядом с соседним столиком, где стал общаться с молодым человеком (Б.). С другой стороны стола напротив Б. спал Е. Поскольку Ф. долгое время не возвращался, он вместе с К. решил подойти к соседнему столику, однако когда они подошли, то конфликт уже был исчерпан. Поскольку сидящая за столом девушка сильно нервничала, он (Ч.) решил заказать ей бутылку шампанского. Через некоторое время проснулся Е., который явно находился в состоянии алкогольного опьянения, и стал интересоваться, что происходит. При этом, не разобравшись в ситуации, Е. стал выражаться нецензурной бранью в их адрес, обвинять их в том, что они пристают к его девушке, порывался несколько раз встать со своего места, однако К. усаживал его обратно. Они стали объяснять Е., что все вопросы уже улажены. Также в этот момент к столу подошел охранник. В это время у К. зазвонил телефон, и он отошел в сторону. На некоторое время он (Ч.) отвернулся, а повернувшись, увидел, как у Ф. полилась кровь с лица, а у Е. в руке находится разбитый пивной бокал. Подошедший К. попытался усадить Е. на место, а он (Ч.) направился с Ф. в туалет, чтобы смыть кровь. Вернувшись из туалета, он заметил разбитую витрину кафе. Как ему сообщил администратор кафе, витрину разбил Е., кинув пивным бокалом в К. Он лично ударов Е. не наносил и не видел, чтобы Ф. наносил ему удары. К. пытался усадить Е., но ударов не наносил. На лице у Е. было покраснение, однако он полагает, что Е. отлежал лицо, когда спал на столе. Через некоторое время приехали сотрудники полиции и наряд скорой помощи, который госпитализировал Ф. в НИИ им. Склифосовского. В ходе дознания свидетель Ч. также пояснял, что не видел, как Ф. наносил удары Е., но заметил на лице под правым глазом у Е. синяк. В какой момент он появился и кто нанес ему удары по лицу, он не видел;

показаниями свидетеля Б., допрошенного непосредственно в ходе судебного разбирательства, согласно которым примерно в 19.30 часов он приехал в кафе-бар «Сеть Пивных баров», где его ждали Е. со своей девушкой В. Они сидели в кафе за одним столиком и пили пиво. Поздно ночью к их столику подошел ранее им незнакомый Ф., находившийся в состоянии сильного алкогольного опьянения, который стал их спрашивать, кто назвал его «наркоманом». Он (Б.) ответил, что никто его так не называл, что ему послышалось, однако Ф. не уходил и продолжал настаивать на том, что его назвали «наркоманом», предлагал выйти на улицу «поговорить», используя в своей речи нецензурную брань. Е. в этой словесной перепалке участия не принимал, со стороны казалось, что он спал, хотя на самом деле он просто устал. Через некоторое время к их столику подошел друг Ф. (Ч.), который стал его успокаивать. Ф. не успокаивался и требовал извинений, и, чтобы тот успокоился, он (Б.) извинился, после чего Ч. отвел Ф. за их столик. Через некоторое время Ф., снова подошел к их столику и стал приставать к В., предлагая пересесть за их стол. Та отказалась, но Ф. продолжал настаивать на своем. В это время Е. поднял голову со стола и стал спрашивать у Ф., что ему нужно, но Ф. грубо его оборвал, порекомендовав спать дальше, и продолжил настойчиво предлагать В. перейти за их столик. Получив несколько раз отказ от В., Ф. с использованием нецензурной брани переключился на Е. и стал высказывать угрозы расправы в его адрес, предлагать Е. выйти на улицу пообщаться, толкая последнего руками, однако Е. отказался выходить на улицу, а Ф., продолжая ругаться, нанес удар рукой в область лица Е. Тот от удара слегка присел и в ответ пивным бокалом, который находился у него в руках, нанес удар Ф. в область лица, от чего Е. отшатнулся назад. В это время подошли друзья Ф., один из них (Ч.) пытался успокоить Ф., а второй (К.) набросился на Е., нанося ему удары по туловищу, в связи с чем Е. схватил со стола другой пивной бокал и бросил в его сторону, однако попал в окно витрины бара. Ф. в это время находился неподалеку от их столика, продолжая вести себя агрессивно. Также все это время сотрудники кафе стояли возле их столика, не принимая никаких мер. По приезду сотрудников полиции участники произошедшего были доставлены в ОМВД России по Таганскому району г. Москвы для выяснения обстоятельств произошедшего, а Ф. был госпитализирован в НИИ им. Склифосовского. У Е. на лице после данных событий остался синяк;

показаниями свидетеля В., допрошенной непосредственно в ходе судебного разбирательства, согласно которым примерно в 15.00 часов она совместно с Е. пришла в кафе «Сеть Пивных баров», где примерно в 19.30 часов к ним присоединился ее друг Б. Они общались и пили пиво. Поздно ночью к их столику подошел ранее им незнакомый молодой человек, впоследствии оказавшийся Ф., который находился в состоянии сильного алкогольного опьянения, и стал выяснять, кто из них назвал его наркоманом. Б. ответил ему, что он ошибся и никто его так не называл, однако тот продолжал настаивать на своем, в результате возникла непродолжительная словесная перепалка, в которой Е. не участвовал, его голова лежала на руках на столе, но он не спал, так как изредка поднимал голову. Через некоторое время к их столику подошел друг Ф., который стал его успокаивать, а затем увел за соседний столик. Через некоторое время Ф. снова подошел к их столику и стал к ней приставать, предлагая пересесть за их стол. Она отказалась, но Ф. в грубой форме продолжал настаивать на своем, используя нецензурную брань. В это время Е. в вежливой форме попросил Ф. не приставать к девушке, то есть к ней, и уйти за свой столик.

После этого Ф. «переключился» на Е., грубо порекомендовав ему не вмешиваться и молчать. После этого Ф. подошел к Е. и, используя нецензурную брань, стал предлагать выйти на улицу и разобраться там, толкая его руками. Все это время рядом с их столиком стояли друзья Ф. - К. и Ч., а также охранник бара, которые просто наблюдали за происходящим, не вмешиваясь. Когда в очередной раз на предложение Ф. выйти на улицу Е. отказался, Ф. нанес один удар рукой по голове Е., после чего Е. взял пивной бокал, стоящий на столе, и нанес этим бокалом удар в область лица Ф. Ф. отшатнулся назад, стал громко кричать, после чего снова подошел к их столику и продолжил размахивать руками и выражаться нецензурной бранью. После нанесения Ф. удара его друзья кинулись к нему, а затем один из них (К.) оттолкнул Е., ударил его рукой то ли по туловищу, то ли по голове, после чего Е. взял со стола еще один пивной бокал и бросил в компанию молодых людей, стоящих возле их столика, но промахнулся, и попал в окно витрины кафе, разбив его. Администрация кафе вмешалась только после того, как разбилась витрина;

показаниями свидетеля С., оглашенными в ходе судебного разбирательства с согласия сторон в связи с ее неявкой в суд, согласно которым она работает администратором в ЗАО «Сеть Пивных Баров», расположенном по адресу: г. Москва, ул. Марксистская, д. 3, стр. 1. Во время ее смены примерно в 15.00 часов в бар пришла компания из трех человек: двое молодых людей и девушка, которая села за один из столиков кафе и заказала пиво. Примерно в 22.30 часов в кафе пришла еще одна компания из трех молодых людей, которые сели за соседний столик и заказали пиво. Примерно в 00.18 часов она увидела как к компании, где находилась девушка, подошел Ф., и между ним и молодыми людьми, сидящими за столиком с девушкой, произошла словесная перепалка, в которой также участвовал Е. В это время к столику подошел еще один молодой человек, сидящий за соседним столиком. Она заметила, как во время словесной перепалки Е. взял пивной бокал и ударил в область лица Ф., от чего у него полилась кровь. Она принесла полотенце, чтобы он обтерся. После чего Ф. взял пепельницу и направился в сторону Е. Кто-то из друзей Ф. остановил его. Через некоторое время Е. взял еще один пивной бокал и бросил его в сторону К., который находился в компании Ф. Но К. успел увернуться, и бокал попал в окно витрины, разбив его. После чего она нажала КТС, приехали сотрудники полиции, а также наряд скорой помощи, который госпитализировал Ф., а остальные участники были доставлены в ОМВД России по Таганскому району г. Москвы для выяснения обстоятельств произошедшего. Ею было написано заявление по факту причинения Е. имущественного вреда ЗАО «СПБ», однако в настоящее время ущерб Е. возместил в полном объеме, в связи с чем ЗАО «СПБ» материальных претензий к нему не имеет (л.д. 54-56);

показаниями свидетеля М., оглашенными в ходе судебного разбирательства с согласия сторон в связи с его неявкой в суд, согласно которым он работает в ООО ЧОП «Каскад» в должности охранника в ЗАО «Сеть Пивных Баров», расположенном по адресу: г. Москва, ул. Марксистская, д. 3. В его обязанности входит в том числе обеспечение порядка в помещении бара, принятие мер по предупреждению и пресечению правонарушений на объекте. примерно в 00.18 часов он находился на своем рабочем месте в помещении ЗАО «Сеть пивных баров», когда в баре остались две компании молодых людей, сидящих за столиками № 32 и № 33, которые распивали спиртные напитки. Он заметил, как возле столика № 32 между молодыми людьми происходит словесная перепалка, подошел к столику № 32, чтоб урегулировать конфликт и попросить молодых людей разойтись, так как бар уже закрывался, однако перепалка продолжалась. В ходе конфликта Е., сидящий за столиком № 32, схватил пивную кружку, стоящую на столе, и нанес ею удар по лицу Ф., в результате чего у Ф. с лица полилась кровь и он стал обтираться салфетками, после чего направился в туалет. Он не видел, как Е. кто-либо наносил удары до того, как он нанес удар кружкой Ф. После того как Е. ударил Ф., кто-то из компании Ф., возможно сам Ф., нанесли Е. несколько ударов. Куда пришлись эти удары и сколько их было, пояснить не может. После чего Е. схватил еще одну пивную кружку, стоящую на столе, и бросил ее в компанию молодых людей, но они смогли увернуться и кружка попала в окно витрины, разбив ее. Администратор кафе С. нажала на тревожную кнопку, по тревоге приехали сотрудники полиции, которые вызвали наряд скорой помощи, который госпитализировал Ф. в НИИ им. Склифосовского (л.д. 168-169);

видеозаписью с камеры видеонаблюдения, расположенной в ЗАО «Сеть Пивных Баров», находящейся на лазерном диске фирмы «TDK», признанном по делу вещественным доказательством, просмотренным как на стадии дознания, так и непосредственно в ходе судебного разбирательства. Указанная видеозапись фиксирует период времени с 00 часов 18 минут 11 секунд по 00 часов 20 минут 45 секунд. На видеозаписи зафиксировано, как трое людей (охранник в черном костюме, Ф. в светлой куртке в Б. кофте, К. в светлой куртке в черной кофте) стоят полукругом около столика, загораживая лиц, которые за ним сидят. При этом К. подается вперед, толкая рукой человека, сидящего на диване справа (Е.), которого загораживает охранник, но Ф. руками отстраняет К. от Е. Чуть поодаль позади левее К. стоит третий молодой человек (Ч.), который держит в руках бокал, пьет из него, отходит к соседнему столику, ставит бокал на столик. В этот момент в 00:18:27 Ф. бросается вперед на человека, сидящего на диване справа (Е.), а в 00:18:28 молодой человек, сидящий на диване справа (Е.), наносит удар неизвестным предметом в область лица Ф., после чего на Е. бросается К., но получает удар в область лица и отшатывается от стола, останавливаясь рядом с Ч.. Ф. отходит в сторону, к нему подходит охранник, подает ему салфетки, тот вытирает лицо. В это время Ч. и К. подходят к столику, охранник также возвращается к столику; девушка-официантка подает Ф., стоящему поодаль, салфетки, затем к Ф. по очереди подходят охранник, а затем К.

Охранник возвращается к столику, где также находится Ч., а К. осматривает повреждения у Ф., они о чем-то разговаривают, после чего К. вновь приближается к месту, где сидит Е., останавливаясь на расстоянии через один столик напротив, а Ф. в это время берет со стола, рядом с которым он стоит, стеклянную пепельницу, снова пытается приблизиться к столику, где сидит Е.. Охранник, загораживая стол спиной, что-то говорит им, пытаясь не пропустить, однако затем отходит от столика. В это время официантка пытается забрать у Ф. пепельницу, тот не отдает, затем охранник вновь что-то говорит К. и Ф.. Затем охранник и официантка отходят от стола, а Ф. вновь подходит к Е. и в 00:19:56 часов наносит ему несколько ударов, после чего его отстраняет Ч., в это же время к столику с правой стороны от Ч. подходит охранник, с левой - К., при этом К. пытается помочь Ч. удержать Ф.. В это время Е. встает, а К. правой рукой резко толкает его обратно на диван, после чего Е. снова встает и кидает в К. неизвестный предмет, однако К. уклоняется и предмет пролетает мимо него. После этого Ф., вырвавшись из рук Ч., снова бросается на Е., нанося ему несколько ударов, однако Ч. снова отстраняет его от столика, после чего Ф. отходит, снова возвращается, но Ч. не дает ему приблизиться к столику (л.д. 47-48, 49, 194),

вещественным доказательством, которым по делу признан осмотренный в ходе дознания крупный фрагмент пивной кружки из толстого прозрачного стекла (л.д. 90-91, 92, 93, 94).

Оценивая приведенные выше и исследованные в судебном заседании доказательства, суд признает их относимыми и допустимыми, поскольку они получены в в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Оценивая вышеприведенные доказательства с точки зрения их достоверности, суд руководствуется положениями ч. 1 ст. 252 УПК РФ, согласно которым судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению, и приходит к следующим выводам.

В ходе судебного разбирательства установлено, что подсудимый Е. нанес потерпевшему Ф. удар пивной кружкой по голове, причинив ему повреждения, повлекшие причинение легкого вреда здоровью потерпевшего.

Указанные обстоятельства подтверждается всей совокупностью вышеперечисленных доказательств, которые в этой части являются логичными, последовательными, согласуются между собой и каких-либо противоречий не имеют, а самим подсудимым данные обстоятельства не оспаривались.

Вместе с тем, судом установлено, что до нанесения указанного удара между Е., с одной стороны, и Ф., с другой стороны, произошел конфликт, зачинщиком которого являлся потерпевший Ф.

Так, из показаний самого потерпевшего, а также свидетелей К., Ч., Б., В., следует, что именно Ф. первым подошел к столику, за которым находился Е., поскольку ему показалось, что его оскорбили, назвав «наркоманом».

Из просмотренной в ходе судебного разбирательства видеозаписи усматривается, что Ф. первым бросился на Е. и только после этого Е. нанес ему удар пивной кружкой по голове.

Суд доверяет сведениям, зафиксированным на видеозаписи, поскольку именно видеозапись объективно отражает происходившие в действительности события, в отличие от допрошенных по делу свидетелей, часть из которых состоит из друзей потерпевшего, часть - из друзей подсудимого, в связи с чем при даче показаний каждый из них придерживался версии, озвученной сторонами.

Данные видеозаписи опровергают показания потерпевшего Ф. в той части, что Е. нанес ему удар совершенно неожиданно для него, а сам он никаких ударов Ф. не наносил. Здесь же суд считает необходимым отметить, что в ходе судебного разбирательства первоначально Ф. при допросе категорически отрицал факт нанесения каких-либо ударов Е., однако после оглашения его показаний, данных в ходе очной ставки с В., подтвердил, что перед нанесением ему удара по голове со стороны Е., он (Ф.) толкнул его в грудь.

Также суд критически относится к показаниям свидетеля К. в той части, что перед нанесением удара пивной кружкой он отходил к своему столику, отвечая на телефонный звонок, и не видел, чтобы Ф. наносил удары Е.; сам таковых также не наносил; как Е. наносит удар Ф. увидел на расстоянии. Указанные показания К. опровергаются видеозаписью, на которой зафиксировано, что К. стоит рядом с Ф. вплотную к нему, в том числе в тот момент, когда Ф. бросается на Е., при этом К. принимает активное участие в происходящем. В связи с этим суд расценивает его показания в описанной части как недостоверные, связанные с желанием приукрасить как свое поведение в ходе возникшего конфликта, так и поведение своего друга Ф., но действительности не соответствующими.

По тем же причинам суд критически относится и к показаниям свидетеля Ч. в той части, что у К. зазвонил телефон и он отошел в сторону до нанесения удара Ф. со стороны Е.; что сам он (Ч.) после нанесения удара ушел вместе с Ф. в туалет, а вернувшись, увидел разбитую витрину, что Ф. и К. удары Е. не наносили, поскольку и его показания в этой части опровергаются просмотренной в ходе судебного следствия видеозаписью, согласно которой после нанесения удара пивной кружкой и Ч., и Ф. остались на месте, в их присутствии Е. бросил второй бокал в сторону К., после чего Ф. неоднократно бросался на подсудимого, нанося ему удары.

Вместе с тем, поскольку на видеозаписи Ч. стоит позади левее К., его показания в той части, что во время потасовки между Ф. и Е. он отвлекся и сам лично не видел ни момент нанесения удара пивной кружкой потерпевшему, ни действий Ф., совершенных за несколько секунд до удара, объективно не опровергаются, а учитывая поведение Ч. во время конфликта, который всячески пытался уладить его, что следует как из показаний всех участников событий, так и данных видеозаписи, не доверять его показаниям в этой части у суда оснований не имеется.

К показаниям свидетеля М., работающего охранником в баре «СПБ», согласно которым он не видел, как кто-либо наносил удары Е. до того, как он нанес удар кружкой Ф., суд также относится критически, поскольку они опровергаются видеозаписью, согласно которой М. стоит в непосредственной близости как от Ф., так и от Е., и очевидно не мог не видеть событий, предшествующих нанесению удара. Его показания в этой части суд расценивает как желание приукрасить и свое поведение, поскольку на протяжении всего конфликта М., являясь охранником бара, в обязанности которого входит обеспечение порядка на объекте и принятие мер по предупреждению и пресечению противоправных действий, каких-либо действенных мер по пресечению конфликта и действий посетителей бара не предпринимал, находясь рядом и наблюдая за происходящим. Указанное обстоятельство согласуется и с показаниями свидетелей Б. и В., согласно которым охранник находился рядом, но каких-либо мер по пресечению происходящего не предпринимал.

Исходя из вышеизложенного, суд доверяет показаниям подсудимого Е., а также свидетелей Б. и В. в той части, что перед нанесением удара пивной кружкой по голове потерпевшего, Ф. первым нанес удар Е., поскольку именно их показания согласуются с содержанием видеозаписи с места событий, как до нанесения удара, так и после этого.

При этом доверяя показаниям Е., Б. и В., суд также учитывает, что в материалах дела имеется медицинская справка от 21 января 2014 года, согласно которой у Е. обнаружены ушибы и ссадины лица (л.д. 18), что также подтверждает показания указанных лиц и опровергает показания потерпевшего Ф., свидетелей К. и Ч., согласно которым никто из них, а также в их присутствии ударов Е. в область лица не наносил.

Также суд считает необходимым отметить, что из имеющихся в материалах дела медицинских документов следует, что у Ф. в НИИ им. Склифосовского было установлено состояние алкогольного опьянения согласно показаниям алкотеста 1,47 - 1,40 промилле, а у Е. в ходе медицинского освидетельствования - 0,48 мг/л-0,44 мг/л, что свидетельствует о том, что степень алкогольного опьянения потерпевшего вдвое превышала степень алкогольного опьянения подсудимого. В этой связи суд также отмечает показания свидетеля - сотрудника полиции Ш., прибывшего на место происшествия, согласно которым Ф. находился в состоянии более сильного алкогольного опьянения и вел себя агрессивно, тогда как Е., хотя и был выпивши, вел себя адекватно. У суда не имеется оснований не доверять показаниям свидетеля Ш., который является лицом, никоим образом не заинтересованным в исходе данного дела и прибывшим на место происшествия в связи с исполнением своих должностных обязанностей сотрудника полиции.

Таким образом, суд приходит к выводу, что возникший конфликт был спровоцирован потерпевшим Ф., который являлся зачинщиком драки, первым бросившись на подсудимого Е., а умысел Е. на причинение вреда здоровью потерпевшего внезапно возник на почве личных неприязненных отношений к потерпевшему и был обусловлен поведением последнего, в связи с чем Е. целенаправленно бросил пивной бокал в область головы потерпевшего, причинив легкий вред здоровью Ф.

При этом суд не усматривает в действиях Е. признаков необходимой обороны, учитывая конкретные обстоятельства дела, в частности, то, что конфликт происходил в баре, рядом с Е., находились его друзья, здесь же присутствовал охранник бара и другие сотрудники, при этом несмотря на действия потерпевшего Ф., рядом с ним находился его друг Ч., который в ходе конфликта неоднократно принимал меры к его прекращению, в том числе активными физическими действиями, что следует как из показаний свидетелей Б., В., а также самого подсудимого, так и видеозаписи. При этом действия Ф. не являлись неожиданностью для подсудимого, что следует из показаний всех допрошенных по делу лиц, согласно которым конфликту предшествовала неоднократная словесная перепалка, участники которой находились в состоянии алкогольного опьянения.

Таким образом, суд приходит к выводу, что наличие конфликта между подсудимым и потерпевшим не является достаточным основанием для признания в действиях подсудимого состояния необходимой обороны и для освобождения его от уголовной ответственности за нанесение удара пивной кружкой по голове потерпевшего, в руках у которого каких-либо предметов, реально угрожающих жизни и здоровью подсудимого не имелось.

Органом предварительного расследования одни и те же действия Е. квалифицированы, помимо ч. 1 ст. 115 УК РФ, также и по п. «а» ч. 1 ст. 213 УК РФ как хулиганство, то есть грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное с применением предмета, используемого в качестве оружия. Однако в результате анализа всех вышеописанных доказательств по делу в их совокупности, судом установлено, что Е. ударил потерпевшего пивным бокалом в область головы в результате возникших между ними неприязненных отношений в ходе драки, зачинщиком которой являлся сам потерпевшей, и умысел подсудимого был направлен не на грубое нарушение общественного порядка, а на причинение вреда здоровью потерпевшего Ф., а поэтому п. «а» ч. 1 ст. 213 УК РФ подлежит исключению из обвинения Е. как излишне вмененный.

Находя вышеописанное обвинение доказанным, суд квалифицирует действия подсудимого Е. по ч. 1 ст. 115 УК РФ, поскольку он, при описанных в приговоре обстоятельствах, совершил умышленное причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья потерпевшего.

При назначении подсудимому наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности преступления, которое законом отнесено к категории преступлений небольшой тяжести, конкретные обстоятельства дела, а также влияние назначенного наказания на исправление подсудимого.

Наряду с этим суд учитывает данные о личности подсудимого Е., который фактических обстоятельств дела не оспаривал, ранее не судим, к административной ответственности не привлекался, на учете в НД и ПНД не состоит, какой-либо характеризующий материал на него с места жительства в материалах дела отсутствует, со слов он работает, среднемесячный заработок составляет не более 30 000 рублей ежемесячно, принимает участие в различных теле проектах, положительно охарактеризован руководством указанных проектов.

Обстоятельством, смягчающим наказание, суд признает противоправность поведения потерпевшего, который явился зачинщиком конфликта и первым бросился на подсудимого.

Обстоятельств, отягчающих наказание, судом в данном случае не установлено.

С учетом всего вышеизложенного, данных о личности подсудимого, его имущественного положения, конкретных обстоятельств содеянного, наличия смягчающего и отсутствия отягчающих обстоятельств, суд полагает, что справедливым и достаточным для его исправления будет являться назначение ему наказания в виде штрафа.

Также при постановлении по делу приговора суд считает необходимым разрешить судьбу вещественных доказательств.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 307-309 УПК РФ, суд приговорил:

Признать Е. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 115 УК РФ, и назначить ему наказание в виде штрафа в размере 30 000 (тридцати тысяч) рублей в доход государства.

Меру пресечения в отношении Е. в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении оставить без изменения до вступления приговора в законную силу.

Разъяснить осужденному положения ч. 5 ст. 46 УК РФ, согласно которым в случае злостного уклонения от уплаты штрафа, назначенного в качестве основного наказания, он заменяется иным наказанием, за исключением лишения свободы.

Вещественные доказательства:

- лазерный диск фирмы «TDK» с видеозаписью с камеры видеонаблюдения, расположенной в ЗАО «Сеть Пивных Баров», приобщенный к материалам уголовного дела (л.д. 49, 194), - по вступлении приговора в законную силу оставить хранить при деле;

- фрагмент пивной кружки из толстого прозрачного стекла, переданный на хранение в камеру хранения ОМВД России по Таганскому району г. Москвы по квитанции № 257605/1 по уголовному делу № 257605 (л.д. 90-91, 92, 93, 94), - по вступлении приговора в законную силу уничтожить.

Апелляция. Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в Московский городской суд в течение 10 суток со дня его провозглашения, а осужденным, содержащимся под стражей, - в тот же срок со дня вручения ему копии приговора. При этом осужденный вправе в течение 10 суток со дня вручения ему копии приговора либо со дня вручения ему копии апелляционного представления или апелляционной жалобы, затрагивающей его интересы, ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции, указав об этом в своей апелляционной жалобе либо направив в суд соответствующее ходатайство.

Практика районных судов Москвы по уголовным делам;

Практика районных судов Москвы по преступлениям против личности;

Хулиганство и легкий вред здоровью из хулиганских побуждений;

Хулиганство, лёгкий вред здоровью из хулиганских побуждений;

Хулиганство группой лиц, побои и лёгкий вред здоровью;

Хулиганство, лёгкий вред здоровью из хулиганских побуждений и хранение оружия;

Хулиганство, угроза убийством и лёгкий вред здоровью;

Тяжкий вред здоровью и вред здоровью средней тяжести;

Вред здоровью средней тяжести без хулиганства;

Угроза убийством и хулиганство с применением оружия;

Хулиганство и побои из хулиганских побуждений;

Хулиганство с применением оружия и лёгкий вред здоровью;

Практика Московского городского суда по уголовным делам;

Практика районных судов Москвы по хищениям;

Практика районных судов Москвы по наркотикам;

Уголовные дела;

Мировые суды Москвы;