Адвокат по уголовным делам в Москве: moscow +7 (499) 653-60-72 (968) ///////// federalniy +8 (800) 500-27-29 (244)

Адвокат по уголовным делам
Адвокат по уголовным делам Терентьевский П.А.

Срок исковой давности

Течение срока исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки начинается со дня, когда началось ее исполнение, а не с момента, когда лицо узнало о совершенной сделке или могло о ней узнать.

Обстоятельства дела следующие: К. обратился в суд с иском к Б. о признании недействительным договора купли-продажи земельного участка от 18 июля 2001 г., и о применении последствий недействительности сделки в виде исключения из единый государственный реестр прав на недвижимое имущество записи о регистрации за Б. права собственности на земельный участок, а так же признания недействительным свидетельства о регистрации права собственности на земельный участок на имя Б. и признании за К. права собственности на указанный земельный участок.

В своём исковом заявлении К. сослался на то, что на основании постановления главы Видновского района Московской области от 22 ноября 2000 г. ему был выделен в собственность земельный участок общей площадью 2498 кв. м. В 2001 году для оформления права собственности на данный земельный участок он выдал Б. доверенность, в которой в числе прочих содержались полномочия на продажу земельного участка и право передоверия.

В апреле 2010 г. истцу стало известно, что земельный участок был отчужден в 2001 году и право собственности на него зарегистрировано на имя Б. Будучи представителем К., Б. передоверила полномочия В., а затем заключила договор купли-продажи указанного земельного участка с В., действовавшим от имени К., как покупатель, т. е. в отношении себя лично, что не допускается законом (п. 3 ст. 182 ГК РФ). При этом денежную сумму по сделке он не получал; о том, что полномочия по доверенности были передоверены Б., В. уведомлен не был.

Решением Видновского городского суда Московской области от 07 апреля 2011 г. иск удовлетворен частично. Постановлено признать недействительным договор купли-продажи названного земельного участка от 18 июля 2001 г., заключенный между В., действовавшим от имени К., и Б. Также за К. признано право собственности на указанный земельный участок, признаны недействительными запись в единый государственный реестр прав на недвижимое имущество от 29 июля 2001 г. о регистрации права собственности на земельный участок за Б. и свидетельство о регистрации ее права собственности на данный земельный участок.

Иск К. в части применения последствий недействительности сделки в виде исключения из единый государственный реестр прав на недвижимое имущество записи от 29 июля 2001 г. о государственной регистрации за Б. права собственности на указанный земельный участок оставлен без удовлетворения. Была подана апелляционная жалоба, по результатам её рассмотрения, определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 15 февраля 2012 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения, а жалоба без удовлетворения. В кассационной жалобе адвокат Б. просил об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений и принятии по данному делу нового решения об отказе К. в иске.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 26 февраля 2013 г. жалобу удовлетворила, поскольку при вынесении оспариваемых судебных постановлений судами обеих инстанций были допущены существенные нарушения правовых норм, которые в соответствии со ст. 387 ГПК РФ являются основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке.

Как установлено судом, на основании постановления главы Видновского района Московской области от 22 ноября 2000 г. К. выделен земельный участок общей площадью 2498 кв. м.

В 2000 году К. проведен кадастровый учет спорного земельного участка. 31 марта 2001 г. К. выдал на имя Б. доверенность, которой уполномочил ее быть его представителем в компетентных организациях по вопросу оформления и регистрации права собственности на данный земельный участок, с правом последующей продажи земельного участка за цену и на условиях по ее усмотрению, для чего предоставил Б. право подавать от его имени заявления, собирать и представлять необходимые справки и другие документы, получить на руки необходимые документы, заключить договор купли-продажи, производить расчеты по сделке, производить необходимые оплаты пошлин, сборов и налогов, зарегистрировать полученные документы в регистрирующих органах Московской области, а также расписываться за К. и совершать все действия, связанные с выполнением этого поручения

Данная доверенность была выдана сроком на один год с правом передоверия. 27 апреля 2001 г. К. выдал на имя Б. еще одну доверенность, согласно которой Б. была уполномочена зарегистрировать на основании постановления от 22 ноября 2000 г. право собственности К. на земельный участок, а также выкупить земельную площадь сверх предельной, передаваемой в собственность.

28 апреля 2001 г. Б., действуя от имени К. по доверенности от 27 апреля 2001 г., заключила с муниципальным образованием Видновский районный центр договор купли-продажи, согласно которому муниципальное образование (продавец) продало, а К. (покупатель) купил земельный участок 27 июня 2001 г. Б., действуя по доверенности от 31 марта 2001 г. от имени К., выдала В. нотариально удостоверенную доверенность, которой уполномочила его быть представителем К. во всех компетентных организациях по вопросу оформления и регистрации права собственности на спорный земельный участок на основании постановления главы Видновского района Московской области от 22 ноября 2000 г. с правом последующей продажи земельного участка за цену и на условиях по его усмотрению.

18 июля 2001 г. В., действуя от имени К. по доверенности, удостоверенной нотариусом 27 июня 2001 г., и Б. заключили договор купли-продажи земельного участка площадью 2498 кв. м. Разрешая дело, суд первой инстанции исходил из того, что Б., передоверив В. предоставленные ей К. полномочия, оставалась представителем последнего, в связи с чем, выступая в качестве покупателя в договоре купли-продажи земельного участка от 18 июля 2001 г., в нарушение требований п. 3 ст. 182 ГК РФ совершила сделку в отношении себя лично.

При этом суд первой инстанции пришел к выводу о том, что срок исковой давности для обращения в суд К. не пропущен, поскольку о передаче полномочий В. Б. его в известность не поставила, о продаже земельного участка истец узнал в 2010 году, когда получил выписку из единый государственный реестр прав на недвижимое имущество. Суд указал также, что земельный участок К. покупателю не передавался, денежные средства по сделке истцу переданы не были. Суд второй инстанции, оставляя без изменения решение суда первой инстанции, указал на то, что поскольку исполнение по сделке не начиналось, постольку срок исковой давности для обращения в суд К. не пропущен.

При этом, оценивая представленные ответчицей справки из кооператива об оплате ею за 2001-2010 годы членских и целевых взносов, взносов за газификацию и иное благоустройство земельного участка, суд пришел к выводу о том, что они не являются безусловным доказательством соответствия совершенной сделки требованиям закона. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ с данными выводами судебных инстанций не согласилась по следующим основаниям: судом так же установлено, что выдача 31 марта 2001 г. доверенности на имя Б., в числе полномочий которой содержалось право на продажу спорного земельного участка по цене и на условиях по усмотрению представителя, а также право передоверия, К. не отрицалась.

18 июля 2001 г. В., действуя от имени К. по доверенности, удостоверенной нотариусом 27 июня 2001 г. (в порядке передоверия), и Б. заключили договор купли-продажи, согласно которому продавец обязался передать в собственность покупателя, а покупатель обязался принять и оплатить в соответствии с условиями этого договора спорный земельный участок.

Видновским городским судом было установлено, что согласно договору купли-продажи стоимость данного земельного участка полностью уплачена Б. В. до подписания договора. 18 июля 2001 г. договор купли-продажи и переход права собственности на земельный участок к Б. зарегистрированы в единый государственный реестр прав на недвижимое имущество в установленном порядке.

В соответствии с п. 1 ст. 556 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором, обязательство продавца передать недвижимость покупателю считается исполненным после вручения этого имущества покупателю и подписания сторонами акта о передаче. Во исполнение договора купли-продажи между В., действующим по доверенности от имени К., и Б. 18 июля 2001 г. подписан передаточный акт, согласно которому продавец передал, а покупатель принял данный земельный участок.

При таких обстоятельствах исполнение сделки в отношении спорного земельного участка началось 18 июля 2001 г., т. е. с момента государственной регистрации договора купли-продажи и перехода права собственности на земельный участок, передачи имущества покупателю по передаточному акту и фактического вступления Б. во владение земельным участком.

Согласно п. 1 ст. 200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Изъятия из этого правила устанавливаются Гражданским кодексом РФ и иными законами. Одно из таких исключений установлено п. 1 ст. 181 ГК РФ (в ред. Федерального закона от 21 июля 2005 г. N 109-ФЗ), согласно которому срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года.

Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки. Трехгодичный срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки применяется также к требованиям, ранее установленный Гражданским кодексом РФ срок предъявления которых не истек до дня вступления в силу Федерального закона от 21 июля 2005 г. N 109-ФЗ (ст. 2 Федерального закона от 21 июля 2005 г. N 109-ФЗ). В силу п. 2 ст. 199 ГК РФ истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Истечение срока исковой давности является самостоятельным основанием для отказа в иске. Первоначальные исковые требования К. о признании права собственности на спорный земельный участок, а затем уточненные требования о признании недействительным договора купли-продажи земельного участка и применении последствий недействительности сделки заявлены в суде соответственно 8 октября 2010 г., 29 ноября 2010 г. и 11 марта 2011 г. Таким образом, иск заявлен с пропуском трехлетнего срока исковой давности, течение которого началось 18 июля 2001 г., т. е. со дня, когда началось исполнение сделки.

В связи с этим ссылка суда на то, что о совершенной сделке К. узнал только в 2010 году, сделана без учета предписаний п. 1 ст. 181 ГК РФ. Положения п. 1 ст. 200 названного Кодекса, которыми руководствовались суды при вынесении решения, в данном деле применению не подлежали.

С учётом перечисленных выше обстоятельств, судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ решение Видновского городского суда Московской области от 07 апреля 2011 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 15 февраля 2012 г. отменила, было вынесено новое решение, которым в удовлетворении исковых требований К. к Б. о признании договора купли-продажи недействительным, применении последствий недействительности сделки отказано.

 

АПК;

Смягчение наказания по уголовному делу;

Раздел не зарегистрированного недвижимого имущества;

Обращение взыскания на заложенное имущество осуществляется только по решению суда;

Оскорбление представителя власти (ст. 319 УК РФ) возможна только при наличии признака публичности;

Пособник не входит в группу лиц, действующую по предварительному сговору;

Возобновление уголовного дела на основании установления новых обстоятельств;

Мировые суды Москвы;